TLK - Бесконечная история

Объявление







Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Близится полдень. В Джунглях становится несколько душно. Саванна греется в лучах полуденного солнца. Хвойные земли сверкают от холодного солнца, идет снег.
Словно от звонкой пощечины, Мур, собравшись, немного нахмурилась, а после, прибавив шагу, ускорилась. В конце концов, для себя она уже когда-то решила идти к своей мечте, быть королевой, властвовать. И разве мог какой-то разговор стать причиной ее страха?.. Мог. Но не должен был.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TLK - Бесконечная история » Хвойные земли » Сверкающая река


Сверкающая река

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

https://i.pinimg.com/564x/f0/cf/81/f0cf814a24bfca2f4fc22d5bf142139c.jpg
По факту, это переходная зона между заснеженной и более зеленой частью Хвойных земель. Эта же река впадает в озеро, подле гор и огибает большую часть лесного края. Перейдя реку со стороны северных, заснеженных земель, через час неторопливой ходьбы можно оказаться в куда более зеленых землях.

0

2

Хвойные леса <---------------

Медведь улыбнулся и двинулся в сторону реки.
- Не благодари меня, я сильно не трудился, - после чего весело хохотнул, запрокинув голову и слегка мечтательно произнёс, - тем более, что твоя благодарность дожидается, когда мой голодный рот в неё вонзится.
Пока временные спутники шли к реке, медведь рассказывал историю леса и историю своего путешествия, стараясь вести льва так, чтобы ему не приходилось лишний раз напрягать больной бок. Вавиндаджи вовсе не хотел, чтобы его рана, хоть и не глубокая разошлась, медведь решил, что лучше идти не торопясь и далеко уйти, чем бежать стремглав и делать привал каждые сто метров от того, что кровь с царапины Мортимера капает им в след. Где были сложные места: впадины или резкие взгорки, Винд помогал своему новому приятелю их преодолеть, заботясь о его здоровье. Носом подталкивал льва, придерживал массивной лапой и подставлял плечо (а точнее локоть) для того, чтобы белый мог опираться на него. Шли они не так долго, но достаточно, чтобы ночная темень сменилась скромными розоватыми всполохами на горном горизонте. Чем они ближе подбирались к реке, тем реже становился лес, а сосны, как будто снизойдя, раздвигали свои ветви, дабы путники могли порадоваться небу и скорым восходом.
А вот и история, которую продолжал рассказывать медведь:
- Большая вышла предыстория, но иначе было нельзя. По крайней мере на мой взгляд. Мортимер... Моя настоящая проблема кроется в том, что я не верю, будто у этой зимы есть конец. Но даже если бы мы могли пережить такие долгие холода, то всё равно... Эх... - Винд немного покачал головой, но, переступая по опавшей хвое, он решил отступить снова. - Я сказал, что много знаний было потеряно. Не так чтобы совсем, но мало кто теперь помнит что-либо, да и то, частично. Есть у нас одна легенда. Страшилка. Нас, медведей ей не пугали, потому что зимой мы спим, но других зверей - да. Эта легенда о Безликом. Никто не знает, кто он такой. То ли он дух пурги, то ли он призрак, то ли оскорблённый стихийный дух, - медведь пожал плечами, - каждый придерживается своего мнения. Безликого просто так не увидать, ибо те, кто видел его, больше не видели ничто. Они погибали. Их тела находили без лица, а на теле больше не было никаких ран, никаких следов драки. Просто шёл-шёл зверь и свалился. И только кровь с его безликой морды стекает в снег, растапливая его чуть ли не до земли. Но, кем бы не был Безликий, приходит он не один. Каждый раз он приносит с собой Волчью Пургу. Это особая пурга, она не затихает не на минуту. Безликий водит её с собой. как только тебе показалось, что сильнейший мороз и постоянный ветер затянулись - лучше беги. Это может значить только одно. Что где-то рядом этот неспокойный дух, который сорвёт твоё лицо, если тебе не повезёт его увидеть. Повезёт ли тебе убежать или нет, это зависит от того, как близко к нему ты оказался. Не хорошо так говорить, но... если тебе удалось бежать, значит Безликий охотился за другой жертвой, и тебе повезло. Волчья Пурга это вестник беды. Пару раз мне казалось, что я чувствовал именно ту самую пургу. Было это тогда, когда мне уже не было спокойно в эту зиму. И я бежал. Но однажды, мне принесли весть, что в лесу один зверь был найден без лица. Мортимер... Я сам видел этого лиса. Лица на нём и правда не было, но тело было уже поедено воронами и не только. Я не мог предъявить его в доказательство другим. Мне бы не поверили. Сказали бы, что это падальщики обглодали его лицо, а что нет следов - так свалился от холода и замёрз. Даже те вороны мне так и сказали! - в сердцах сказал медведь, немного повысив голос. - Звери стали мигрировать, но что делать тем, кто не может? Тем, кто спит? Тем, у кого детёныши? Старикам? А мелким животным? Где мы найдём себе новый дом? Я не думаю, что нам будет хорошо на юге. Я не думаю, что там найдётся место такому огромному количеству животных. Если все уйдут, то что случится там, куда они пришли? Все думают только о собственной шкуре, но никто не думает о последствиях этого выбора. Представь, что на территории вашего прайда поселятся десятки одиночек. Понравится ли это всем львам? А как быстро закончится еда, кормить такую ораву? Они не думаю об этом. Бегут, поджав хвосты... - всё ещё зло говорил медведь.
Немного пройдя в тишине, он успокоился и добавил.
- Хотя в чём они виноваты... Они уже и позабыли, какого это - думать о других. Не важно, как сильно мы любим друг друга или нет. Важно то, что без оленя не будет волка, а без других волков не будет волков вовсе. Всё взаимосвязано и все мы связаны. Теперь и мы с тобой связаны. Без меня, кто знает, сколько ещё бы ты плутал по лесу, что с тобой могло случиться. Без тебя, я бы ещё долго ходил без надежды на еду, тем более, что я надеюсь и ты проводишь меня, - улыбнулся Винд. - Мы знакомы совсем недавно, но связаны мы были раньше. Я не верю в ту судьбу, о которой все думают, но я думаю, что некоторые вещи предрешены. И я думаю, мы с тобой встретились не случайно.
Когда здоровяк сказал эти слова, через стволы деревьев стало видно открытое пространство замёрзшей реки, которая тоже не смогла устоять перед холодами Безликого.
- Дорогой мой друг, я тоже иду на юг. Но я иду за помощью. В наших лесах жила одна пума. Её называют ведьмой. Она слепа, но видит больше зрячего. Её дар - это общение с мёртвыми. Все когда-либо жившие души, способны открыть ей свои жизни и знания, и узнала она от них так много, как мне и представиться не может. Она нужна нам, Морти. Нужна, как никогда. Так получилось, что ведомая своими непонятными мыслями, она ушла туда, откуда к нам явился ты. В это самое нужное время и самое опасное. Прошу поверь мне. Эта ведьма не сказка, не выдумка и не легенда. Она существует. Я знаю её лично, и многие в нашем лесу скажут тебе тоже самое. Никто не знает откуда у неё есть этот дар, о котором раньше все только сказки слышали, но кто встречался с ней, в один голос скажет, что сказки не выдумки.
Перед львом медведем наконец-то расступились деревья, а их взору открылась та самая река. Негласная граница леса. Она была частично покрыта льдом, который в предрассветной темноте выглядел немного зловеще, как казалось Винду. Поток воды не полностью сковало льдом, в середине были достаточно крупные участки, в которых всё ещё журчал в меру буйный поток. Где-то тонкие, а где-то вполне проходимые ледяные мостки соединяли оба берега. Было очевидно, что медведя они не выдержат, но лев, выбрав тот, что понадёжнее, вполне смог бы перейти.
- Если она может общаться с мёртвыми, то наверняка сможет найти и тех мёртвых, которые некогда сами пережили Волчью Пургу. Они как-то пережили её и должны сказать, что же они сделали или не делали вовсе. Легенд на пустом месте не бывает. Это было раньше, это случилось и теперь. И только в прошлом есть ответ, которого у нас нет. Изера. Так зовут эту ведьму. Лишь она сможет найти ответ.
Медведь покачал головой. И как он найдёт её? Юг это ведь не какое-то отдельное место, как сосеник. Это огромный новый мир, который придётся весь перерыть носом медведю, который в нём никогда не был. Пока он найдёт в незнакомом месте пуму, здесь уже все погибнут, но разве у него был другой выход?
Медведь вспомнил, про того тигра, которому он рассказывал про мёд. Он искал любого сородича, и то, даже вдвоём с ним, они затратили не один день, чтобы найти хоть одного из достаточно скрытных зверей. А ему одному нужно было найти не просто любую кошку, а совершенно конкретную пуму - Изеру. Он не мог себе представить, как всё это произойдёт.
- Вот такие у нас дела... - задумчиво, глядя на противоположный берег, совершенно ни о чём не думая, ибо все его мысли были не самые радужные, пробормотал здоровяк.

+2

3

Однажды, кто-то говорил Мортимеру, будто бы сказки перестают быть сказками тогда, когда ты в них веришь. Именно сейчас, проходя рядом с медведем, в этих диких, неизведанных и волшебных краях, Мортимер понимал эти слова как никогда раньше. Их смысл забирался ему под кожу, холодил лопатки, проходился по позвоночнику скопом острых коготков ужаса. Принц слушал косолапого мудреца и ловил себя на стыдливой мысли о том, что ему страшно.
Перед глазами встал образ, который, после, еще долгие годы будет терзать его. Образ обглоданного тела животного, которому не повезло оказаться жертвой этой мифической твари, Безликого. Окровавленный снег, запах смерти и разложения, беспокойное и жадное карканье ворон и духота среди мороза, тошнота, подступающая к горлу...
Принц остановился, зажмурился и часто-часто задышал. Ему стало плохо от представленного, он шатнулся, стыдливо прижал уши и очистил желудок, съежившись и тихо сплюнув слюну. Ему стало стыдно и неловко, он, поспешив прикрыть лапой позорное пятно рвоты, в которой было больше желчи чем чего-либо другого в целом, посмотрел на Вавиндаджи и, вздохнув, покачал головой без слов прося простить его за столь неприличный жест.
Всю дорогу лев слушал его молча и, более, не давал слабины, однако же мысли его неустанно роились, клубились раздраженными осами в черепе. Он не мог поверить в то, что такие страшные сказки это реальность. Не мог поверить в ужас, с которым приходится жить и бороться. Ужас этот был хуже чем какая-то ответственность перед прайдом или нежелание принимать корону, хуже чем каннибалы, которые шастали по саванне. Это была суровая явь, настоящее испытание. И Мортимер, смотря на Вавиндаджи, думал о том, как уважает он этого медведя и как страшится за его дальнейшую судьбу.
- Ты мудрый, сильный и добрый... В твоем сердце есть тепло, которое поможет тебе согреться и дойти до конца - С тяжелым вздохом, смотря в глаза медведю, Мортимер качнул головой - Я постараюсь помочь тебе и твоим землям, Вавиндаджи,
даю слово. Когда я вернусь обратно, я сделаю все, чтобы найти эту ведьму и передать ей зов о помощи. Ты... Ты мужественен и я бы хотел быть столь же смелым, что и ты -
По телу льва даже дрожь прошлась, настолько сильно его потрясли слова сказанные вслух. Прежде, у Мортимера был один кумир - отец. Сейчас, кажется, появился еще один, имя которого застыло в памяти и сердце у принца навсегда.
Какая страшная судьба. И как мужественно, смело он борется с ней...
Мортимер не мог поверить в то, что он был таким слабым и глупым, таким малодушным ребенком. Не хотел вспоминать того, как испугался ответственности, как убежал из дома, как оставил прайд. Ему было стыдно за свои поступки и горько от того, каким идиотом он был, считая себя поборником с тяжелой судьбой. Сейчас, стоя на берегу реки, скованной зловещим льдом, едва пробивающейся сквозь белые массивы тверди, он понимал, что настоящая тяжесть судьбы здесь, в хвойных землях. Что здесь, живущие, просто зажаты и должны бороться лицом к лицу со смертью.
Или без лица, если не повезет...
- Я отыщу Изеру. Клянусь - Уверенно и громко проговорил лев, встав напротив медведя и склонив голову - И если смогу,
вернусь чтобы помочь вам справиться с Волчьей Пургой.

+4

4

Медведь заметил слабость льва. Про себя он лишь отметил, что хоть кто-то понимает ужас того, что не грядёт, а что уже здесь, но пока ещё не замечено. Может быть поэтому все бегут? Бегут от того, что это настолько ужасно, что способно вызвать страх даже у взрослого зверя? Они боятся. В чём их винить. Но медведь должен сделать что-то, чтобы помочь этому лесу. И чёрт возьми, он это сделает, и попытается заставить тех, кто ещё в состоянии что-то сделать.
Слушая льва, Вавиндаджи улыбался и сковзь прищуринные глаза от искренней улыбки, он смотрел на Мортимера. Это был чудный малыш. Конечно, медведь видел, что он уже взрослый кот, но взгляд медведя не обмануть. Он был ещё так юн, так неопытен. Его слова трогали сердце медведя, а самоотверженность граничила с глупостью, но... Винд задумался.
Очевидно, что один лев справится быстрее, чем если медведь пойдёт с ним. Кто-то бы задумался, справится ли Мортимер с этим заданием, не забудет ли, не найдёт проблем более важных? Но медведь не думал. Он смотрел в глаза этого маленького храбреца и верил ему, верил, что он сделает всё, что в его силах, чтобы помочь этому лесу и ему - Вавиндаджи.
- Я отыщу Изеру. Клянусь. И если смогу, вернусь чтобы помочь вам справиться с Волчьей Пургой.
- Ох, Мортимер! - Винд плюхнулся на заснеженную землю и, закинув лапу на плечи льва, придвинул его к себе и с душой прижал к огромной бурой груди, может не так нежно, но зато искренне. - Ты такой же смелый как и я. А может даже и смелее! - прижимая одной лапой к себе белого, другой он потрепал его между ушей и наконец отпустил. - Если у тебя всё получится... нет. Когда у тебя всё получится, и Изера придёт по твоей просьбе, я расскажу всем, кто привёл нашу ведьму и дал шанс этому лесу на спасение!
Медведь добродушно смеялся. Ему было так приятно от чужой доброты, от этой самоотверженности, что он почти забыл про то, что где-то здесь спрятан олень, которого медведь так хотел обглодать.
- Эх... я рад, что встретил тебя. Ну, порадуй дядьку своей историей, - улыбнулся медведь. - Расскажи, будь добр, какими судьбами тебя занесло в наш лес? Путников с юга у нас мало, но никто не приходит просто, потому что вышел погулять и забыл, когда нужно остановиться, - медведь устроился поудобнее, приготовившись слушать самому историю этого юного льва.

+3

5

От внезапного тепла и невероятной нежности, что разлилась приятной волной внутри, Мортимер зажмурился и прижался к медведю изо всех сил. Пусть они были знакомы всего несколько часов, льву казалось, будто бы он был рядом всю жизнь, словно потерянный родственник, словно крестный. В какой-то миг, дыхание перехватило от крепости объятий и лев хрипло засмеялся: его переполнило счастье, надежда на будущее и радость от того, что он сможет по-настоящему кому-то помочь. Ему не думалось о славе и пользе, исходящих из грядущего поступка, он не заглядывал в перспективы, просто, по-детски, искренне верил в способность одного менять мир к лучшему и хотел в этом помочь.
- Когда все наладится, вместе отведаем меда! - Прохрипел лев в объятьях медведя и, после, едва сумел отдышаться от радости и крепких лап своего нового, такого удивительного и необыкновенного друга.
Внутри, разгоревшись жарким пламенем, запылала надежда, загорелась настоящая цель. Морти, теперь уже точно, поверил в то, что и он на что-то способен. Увидел вдруг и понял, что значит по-настоящему "расти". Брать ответственность на себя, стремиться быть лучше, сильнее, опытнее чем ты есть. Страшиться сложностей, но иметь мужество признать, что их необходимо преодолеть с достоинством. В единый миг, Мортимер понял, что значит становиться взрослым, что значит быть для кого-то чем-то большим, чем простой ребенок.
- Моя история?.. - Он задумчиво проговорил, опустив глаза ниц и, после, вздохнув, признался - Я был глупым ребенком,
Вавиндаджи. Я страшился ответственности, хотел путешествовать. Мне казалось... Мир такой огромный и прекрасный, и я просто не могу упустить возможности увидеть его разным. Мои родители - король и королева в прайде львов. Они надеялись, что однажды я стану королем, хотели и воспитывали меня наследником, но мне было тошно от одной мысли, что придется остаться в прайде навсегда. И вот, однажды я действительно вышел погулять -
Лев даже засмеялся от того, насколько абсурдно и, одновременно, правдиво это было - Думал, я вернусь через пару дней, когда пойму, что жизнь в джунглях не для меня. Окружающие всегда говорили, будто бы львам там особенно тяжело. Однако... Там я встретил одну кошку, она предложила прогуляться еще чуть дальше, посулила мне красивых неизведанных мест, а я поверил. Тогда я не думал о том, как буду возвращаться обратно, сколько времени пройдет. Мы двинулись в неизведанные земли, на дикие тропы, а там нас настиг сильный ливень во время которого мы разделились. Я заблудился, брел очень долго, а потом, внезапно, понял - я очень далеко от родных мест, все здесь иное, незнакомое: земля, запахи, воздух и небо... Я был испуган и заворожен одновременно. Мир показался мне таким удивительным, таким огромным... Однако чем дольше я был здесь, чем больше узнавал о мире, тем больше мне хотелось вернуться домой, к родителям. Чтобы попросить у них прощения за свою глупость и за малодушный побег. Уверен... Спустя год они очень, очень волнуются.
Договорив, Морти качнул головой и внутри что-то сильно сжалось - он вспомнил глаза своей матери, смотрящей всегда с любовью и пониманием. Вспомнил теплый, хрипловатый голос отца, его густую гриву, в которую он в детстве любил зарываться и которой так рьяно завидовал... Только сейчас он понял, насколько сильно скучал все это время и как важно для него было это путешествие.
- Только находясь вдали от дома начинаешь вдруг понимать... Насколько ты любишь место, которое так зовешь - Наконец произнес лев и, улыбаясь, мотнул головой - Ну, солнце уже поднимается к небосклону, а мне, думаю, нужно торопиться. Чем раньше я отыщу Изеру, тем раньше к вам придет помощь! Я не прощаюсь потому что знаю, мы еще увидимся, Вавиндаджи!
С этими словами, еще раз позволив себе обнять медведя, Мортимер поклонился в знак бесконечного уважения перед мудрым, косолапым великаном и, сорвавшись с места, помчался вверх по течению реки.

>> Водопад

+2

6

Медленно перебирая лапами по хрустящему, белоснежному снегу, она брела сквозь ели. От восходящего солнца все вдруг стало таким необъятным и по настоящему загадочным. Снег превратился в мерцающие звездочки, что маняще сверкали холодным ярким светом. На миг все стихло, и Шива вдохнула холодный утренний воздух. Зачем так идти было далеко? Неужели нельзя было остаться в стае и тихо мирно проживать с ними, ведь это лучше, чем замерзнуть где-нибудь одной в холодном сугробе! тишину разрезал внутренний голос Лисицы. с которым она часто разговаривает в голове, шизанутая , сказал бы кто другой. Меня там ничего не держит уже, зачем жить среди тех, кто не сильно то  жалует мое присутствие. Я никогда особо не была привязана к ним.
Жаль, что отец не захотел уйти...
повесив мрачно голову вниз, Шива закрыла глаза и поникла в воспоминаниях о любимом отце. Возможно все было бы по другому и она бы тут не оказалась, но она здесь и сейчас, стоит в этом новом для нее месте. Откинув свои мысли, она побрела дальше на холм. Откуда ей смог открыться прекрасный вид на реку и заснеженные долины. Все заливалось солнечным светом и будто бы это место дышало.Волчица уже была на пути к реке, как в нос ударил резкий запах, сулящий ей о беде, и в тот же миг под лапами она увидела следы. Эти седы она знала очень хорошо, ведь каждодневное пребывание в лесах давало знатные плоды в познаниях. Рыжая знала о многих животных, лисы ей часто рассказывали о них, но медведя Ши никогда в близи не видела. Но вдруг рядом следопыт заметила еще одни следы, по размеру они были чем-то схожи  медвежьими. Нужно быть осторожной, чтобы никто не заметил нас. трудно конечно не заметить рыжее пятно, но Шива хитра и проворна. Мотнув розовым носом в сторону, пошла чуть правее. Зачем лишние проблемы одинокому волку?
Лисица как и обычно, была в поисках новых перьев, которые она жутко любила собирать или выпрашивать у птиц, с которыми она всегда находила общий язык. - Ага! Попалась! воскликнула она в пол голоса и как лиса нырнула в сугроб носом. Через пару секунд все тело было в снегу и Шива была похожа больше на сугроб, чем на рыжее пятно в лесу. Едва она выползла из под холодного,но пушистого снега, как в зубах у нее оказался небольшой пучок перьев. Кто-то видимо уже съел пташку, но волчица не была голодна и просто вытащила лапой самое красивое перо. Вот ты то мне и нужно, пойдешь со мной. восторженно крутила она мыслями в голове, собирая всех своих тараканов в кучу. Вот и еще одна находка для путницы, Шива взяла перо в зубы и воткнула его себе в шерсть, чтобы не потерять. На тот момент там уже красовалось пару перьев. Смахнув весь снег с рыжей шубки, длинноногая подошла уже почти к реке. как вдруг раздался басистый голос где-то неподалеку. Рыжая была рядом с той парочкой, конечно выдавать ей себя не хотелось и она пошла путать след свой.

Отредактировано Shiva (2018-02-16 09:28:09)

0

7

Так или иначе, рыжая все-таки увязалась за Клаусом, а тот не стал возражать - она держалась чуть позади и, хотя волчица беззастенчиво пользовалась его знаниями о местности, наверняка не имея в перспективе плана поблагодарить волка, пусть не очень отзывчивого, но опытного, бледный не возражал. Ему, в какой-то момент, было уже все равно, идет он один или следует за ним кто-нибудь. В конечном итоге, не оставлять же эту малявку в заснеженной долине на верную смерть, правда?
Через какое-то время, двое вышли к реке. Та, к великому сожалению Клауса, была частично скована льдом - крупные куски припорошенных снегом льдин мрачными пиками и островками виднелись в ее слабом, словно замедлившаяся от холода кровь, течении. Перебраться на ту сторону будет несколько сложнее чем он думал - плыть в ледяной реке не лучшая перспектива, однако же, отыскать переправу дело не менее мучительное и, возможно, длительное. Была ли хоть какая-то надежда на то, что где-то неподалеку будет такое длинное поваленное дерево, благодаря которому можно будет перебраться на другую сторону?..
- Ты собираешься перебираться? - Басовитым голосом спросил Клаус, откашлявшись перед тем, как задать вопрос.
Всю дорогу он предпочитал молчать, а сейчас, поняв, что пора бы вновь завести диалог, поспешил подойти к воде, чтобы немного попить - в горле пересохло, и хотя холодная вода была сейчас неприятна, волк все-таки не мог отказать себе в удовольствии.
"Как же чертовски давно я не ел ничего дельного" со злобой подумал Клаус, прикрывая глаза и тяжело вздыхая. Он, как и любое другое хищное животное, становился раздражительнее и злее по мере того, как голод в нем развивался и нарастал. "Хорошо бы отыскать хотя бы что-то съестное на той стороне". Подняв взгляд, волк тоскливо всмотрелся в зеленеющую полосу хвойных деревьев, где раскинулась более теплая, еще не охваченная Хладом, земля.

0

8

- Когда все наладится, вместе отведаем меда!
- Ах-ах-ах, - смеялся медведь. - Разумеется, друг мой. Разумеется. Я не пожалею своего носа для угощения! - улыбался Винд.
Медведь внимательно слушал приятеля. Брови были немного сдвинуты на переносице, он тщательно обдумывал все слова, хотя думать здесь много не приходилось. Эта история была близка ему, он встречал уже тех, кто бежал от своего "предназначения". Ему было жаль парня и жаль того, к чему это привело, но лев и сам это понимал, поэтому он не видел смыла повторять ему то, в чём он был не прав. Принц знал свои ошибки, а Винд был этому рад. Понять свои действия и их последствия, значит стать на шаг ближе к тому, чтобы понять самого себя и решить, таким ты хочешь себя видеть или пора что-то изменить.
- Несомненно это было глупо, но, - медведь позволил себе улыбнуться. - Если бы ты не ушёл, был бы ты счастлив? Не жалел ли о том, что так и не узнал, что там - за пределами? - добродушная улыбка поперёк прочертила морду медведя. - Порой, нужно разобраться с собой и своими желаниями, чтобы понять, что тебе нужно, иначе ты рискуешь всю жизнь прожить в несчастье и сомнениях. Главное, извинись перед родителями и... изменился ты, и то, что ты оставил могло так же измениться, - Вавиндаджи не был пророком, у медведя был опыт, а он ему говорил, что ничто не стоит на месте. Даже вечный лес меняется, а что уже говорить о животных?
Винд кивал на слова льва, ибо в них была правда. Льву пора домой, а сам медведь во весь опор мчался самостоятельно в свой дальний поход. Он крепко прижал к себе юного принца и одарил его своей улыбкой. Когда путешественник сорвался с места медведь вдруг окрикнул его:
- Мортимер! - убедившись, что лев слышит его, он продолжил: - Не возвращайся! - широкая улыбка оголила клыки медведя. - Возвращайся, когда у нас у обоих всё будет хорошо! Я буду ждать!

Глядя вслед льву, медведь провожал его, пока белая точка не слилась с заснеженным берегом. Ещё посидев некоторое время, он всматривался, пытаясь разглядеть своего приятеля, но тщетно. Грусть сковала его. Ему не хотелось прощаться со львом. Хотя долго он не предавался своей печали, поскольку настойчивый голодный живот медведя тут же дал о себе знать. Вавиндаджи не стал терять времени и тут же поднялся, втягивая окружающие запахи широкими ноздрями. Ему пришлось пройти несколько шагов прежде, чем он смог поймать запах оленины и определить его направление. Шагал здоровяк быстро. Уже почти сутки ему на зуб ничего кроме пары корешков не попадало. В глаза достаточно быстро бросился свежий сугроб у поваленного дерева на берегу. В некотором отдалении он увидел пару замёрзших капель крови, которые Мортимер пытался припорошить, а так же всё ещё заметный след от того, как волочили добычу.
Больше зверь не ждал и, достаточно быстро раскопав снег, он принялся отгрызать куски замёрзшей плоти рогатого. Он поглощал замёрзшую пищу так быстро, как мог. Сентиментальный медведь снова думал о льве и его даре, прожёвывая жёсткое мясо. Остальные проблемы как-то стояли в отдалении. Если быть точными, то проблем не было, но когда здоровяк искал по запаху тушу, ему казалось, что уловил ещё запахи, которые давали понять, что он здесь не единственный зверь. Желание найти добычу первым подгоняло его, поэтому он не стал искать того, кому принадлежал этот запах, а как только мясо попало на зуб, то основными мыслями Вавиндаджи были прощание с голодом и благодарность льву за это.

+1

9

Всю дорогу двое шли молча. Как и предполагала волчица, черный хорошо знал эти места. Когда волки пришли к реке, Осень заворожено осмотрела открывшийся перед ней пейзаж. Покрытая льдом река, сверкала в лучах восходящего солнца, оправдывая свое название. Впереди виднелись зелёные деревья. Рыжая была рада тому, что вскоре выберется из Снежной долины. И её настроение заметно приподнялось. Однако чем она займётся, когда доберётся до Хвойных лесов? Эта мысль заставила волчицу на секунду задуматься. Не найдя ответа на вопрос, она решила разбираться со всем по порядку. В конце концов, волкам оставалось ещё перейти реку. От неожиданно прозвучавшего голоса чёрного волка, Осень вздрогнула. - Конечно. Не вижу смысла оставаться тут. – ответила она, ставя точку в своих раздумьях.
Незнакомец направился к воде и спокойно начал лакать. Это, если честно, удивило волчицу. Потому что она, в свою очередь, не любила есть или пить при посторонних, так как чувствовала себя более уязвимой. Хотя чего опасаться такому громиле? И куда более важный вопрос, чего опасаться мне самой? Если бы он захотел, то давно бы напал. А так, он даже позволил следовать за собой. Расслабившись, Осень тоже решила утолить жажду. Вода была холодная, но приятная на вкус. Напившись, рыжая взглянула на незнакомца. Он с тоской смотрел на Хвойный лес по ту сторону реки. Волчица не решилась гадать, что может значить этот взгляд. Зато она решилась вновь завести с этим волком разговор, что бы умерить своё любопытство.
- Ты действительно хорошо знаешь эти места. Ты родом из этой Снежной долины? - с интересом спросила Осень, но тут же прикусила язык. Она уже успела понять, что незнакомец очень необщительный. Поэтому, может быть, если она сначала попытается с ним познакомиться, а не забрасывать вопросами, диалог выйдет более продуктивный.  – То есть, как твое имя? Меня зовут Осень. - представилась волчица.

0

10

Откуда здесь столько народу? промчалось с великим вопросом в голове у рыжей, пока та пыталась уйти от столкновения с медведем. Шива долго наблюдала за медведем и ,как показалось ей, львом. Волчица не покидала хвойных земель, а что было по ту сторону земли - увы пока не удалось узнать, но из рассказов матерых волков ей все же было известно о разных животных, порой они даже пытались их как-то описать. Увидев дружелюбность медведя , все же не решилась выйти к нему. Кто знает, может они ее ждали и хотят сожрать?! Помотав головой от дурных мыслей и танцев тараканов, решила, что надо бы уталить свою жажду. Быстро перешагнув через сухие ветки упавшего дерева, ринулась к реке. Самка старалась идти тихо, ведь кто его знает, кого сюда еще могла нелегкая занести. Все бы ничего, если бы так не сковывала река ее внимание, всякий рас, когда ей приходилось смотреть на тихую гладь серебристой воды, то в голове возникал образ друга, с которым они были так долго и которых быстро разделила какая-то река. Как же грустно потерять было тебя...Друг мой. Ах Клаус, Клаус. смотрела Лисица в отражение свое и грустно вздыхала. В самом деле, грустная история. Эти двое совсем не похожие друг на друга, но находили общий язык и крепко дружили, вместе спасались от холода и голода, вместе преодолевали трудности. Шива очень переживала, когда не смогла найти его, ведь он ее спас тогда на реке, спас от холодной смерти, бросившись в ледяную воду за ней. Все это колкими ножами тыкало в самое сердце волчицы.
Шиву насторожили шаги, хрустящий снег выдавал странников. Едва оторвавшись от своих хлопот, как из лесу вышли двое волков. Рыжая не успела подумать, как перед ее розовым носом шел тот самый волк, который когда-то спас ее жизнь! Как такое могло случиться? Призрак или же просто это он самый,а может и не он. Ничего не оставалось, как только узнать. Шива дернув ухом все еще смотрела в даль, где виднелась парочка. Наверное я окончательно сошла с ума. подумала она и не сходя с места выкрикнула.
- Ты ли это? Или ты призрак? рыжая все так же стояла и ждала хоть какого-то объяснения от черного волка.

0

11

Перспектива перебираться на другую сторону реки виделась Клаусу крайне мутной. С одной стороны, он вполне мог переплыть, однако же течение и лед, огромными кусками курсирующий по глади воды, не внушали ему должного доверия.
Переступив с лапы на лапу, он собирался уже было повернуть в другую сторону - волчица, что пришла с ним, задавала какие-то вопросы, пыталась, видимо, познакомиться, но черный был слишком задумчив, чтобы нормально поддерживать диалог, а потому, не расслышав толком вопрос о том, откуда он родом, выдал
- Клаус
Прозвучало это, разумеется, отстранено и как-то излишне задумчиво, однако же волк не хотел обидеть Осень, он был слишком погружен в рассуждения о том, как перебраться на другую сторону, а еще, неприятный, сильный спазм в желудке заставил его поморщиться и сжать зубы. В какой-то миг, он пожалел о том, что пил воду - желудок, принявший жидкость, спазмировал и дал понять, что крайне недоволен столь длительным отсутствием нормальной пищи.
Собираясь развернуться и пойти вниз по течению, чтобы найти хоть где-то поваленное дерево или, возможно, каменистую отмель, Клаус уже было двинулся вперед, но вдруг замер, услышав голос, знакомый и колко, резко отдающийся в висках гудением.
Резко обернувшись и насторожившись, он всмотрелся в окружение и заметил, только спустя несколько мгновений, удивительно похожую на лисицу, давно знакомую ему самку, чье имя преследовало его с того самого дня, как они разделились.
- Шива?.. - Непонимающе, с охрипшим от удивления голосом, Клаус позвал волчицу в ответ на ее вопрос, замер и перевел взгляд на Осень, что была рядом, пытаясь понять, не сошел ли он с ума, оба ли они видят одно и то же.

0

12

Вздохнув, Осень покачала головой. Видимо, черный волк и сейчас не был настроен на разговор, его голова явно была забита чем-то другим. Но так легко отступать волчица не собиралась. По крайней мере, теперь она знает как того зовут. Вот бы ещё знать, о чем Клаус сейчас думает. Хотя, у рыжей были кое-какие предположения. Скорее всего, волк не знает, как перебраться через реку. Здраво взглянув на ситуацию, Осень признала, что тут есть над чем подумать. Поблизости не было ни одного поваленного дерева, которое можно было бы использовать как мост. В прошлый раз, направляясь в Снежную долину, волчица перебралась через реку вплавь. С тех пор она зареклась плавать в холодной воде. Конечно, если Клаус полезет в воду, Осень последует за ним. И не сколько от необходимости, сколько из-за того, что она не хотела не выглядеть слабой в чьих-то глазах. Но всё же, волчица надеялась найти какую-нибудь более удобную переправу.
Когда волк собирался пойти дальше, Осень уже была готова последовать за ним. Но неожиданно прозвучавший чужой голос, заставил её обернуться. Увидев обладателя этого голоса, она напряглась. Лисица? Нет, показалось. Осень была удивлена, увидев рыжую, похожую на лису, волчицу. Ну и ну, так долго мне не встречались другие сородичи, а стоило только повернуть на юг и вот! Двое за один день! Что хочет сказать эта волчица? Осень с подозрением следила за новоприбывшей. Её шерсть украшали перья, какие-то растения и тому подобное. Это показалось волчице странным, и потому она с нескрываемым интересом осматривала эти украшения. Услышав изумлённый голос Клауса, Осень перевела взгляд на него. Черный волк, появлению незнакомки, был удивлен, кажется, гораздо сильнее. Как он её назвал? Шива? - Как я понимаю, вы с ней знакомы? – обратилась волчица к Клаусу, хоть и была более чем уверена в этом. Также она догадалась о том, что между этой парочкой что-то произошло. Иначе, почему эти волки смотрят на друг друга так, словно не верят собственным глазам?

+1

13

Игровая очередь на данный момент:
Шива
Клаус
Осень


Персонаж Вавиндаджи всё ещё трапезничает в локации, но, дабы не перегружать игру лишними постами, вольётся в игру чуть позже.

0

14

Позабыв про все на свете, даже о прохладной боли в желудке от ледяной воды. Шива продвинулась чуть вперед, когда черный повернулся к ней и произнес ее имя. Господи, это же он, это Клаус! Не верю своим глазам! восторженно вырывались мысли из рыжей головы. Шива одернула голову и с широкой улыбкой побежала к волку.
- Клаус! выкрикнула она. -Ты жив! Как же я долго искала тебя, друг мой! все также восторженно и удивленно продолжала она свои фразы. Встав перед волком, она лапой дотронулась до его плеча. Сколько же радости и вопросов было в глазах волчицы. Ведь она думала, что он погиб, спасая ее шкуру. Все это время она винила себя в его отсутствии, но теперь он перед ней, живой и невредимый. Лисица посмотрела в глаза волка, на ее разноцветных глазах было море радости. Как же тут много волков в один день. молвил резкий голос в мыслях, и рыжая перевела взгляд на близ стоящую волчицу. Та была немного похожа цветом на Шиву, но наша героиня не сильно жаловала общество волков, кроме ее близких. "Нелюдимость" волчицы сохранялась уже с детства, она чувствовала себя чаще изгоем среди сородичей. Для себя же находила более интересных собеседников, таких как лисы и птицы, конечно же, самым любимым собеседником был ее отец, но, увы..Его больше нет. Шива повернулась к волчице и кивнула ей в знак приветствия.
- Как же я рада вновь видеть тебя, Клаус. голос ее резко стал спокойным и смеренным. Все позади, а значит, они вновь вдвоем начнут преодолевать трудности, и уж точно больше не потеряются.

0

15

И глазам своим поверить было сложно, и чувства сдержать тоже. Цунами из радости, горечи и страха смешался в ядовито-шипящий коктейль и разлился горячим, обжигающим морем в душе волка, Клаус, всмотревшись в волчицу с рыжей шерстью, буквально задрожал всем телом и, в три прыжка преодолев расстояние между ними, набросился на старую знакомую, прижимаясь к ней всем своим, довольно массивным, усталым телом.
- Шива! Шива... - Хрипя, волк прижал к себе рыжую и, зажмурившись от странной дрожи внутри, яростно завилял хвостом, словно щенок - Как же ты? Как же? Я, ты... Слов не хватает! - Голос у него дрожал, Клаус на миг перестал быть привычном собой, сдержанным и угрюмым.
Глубокий вдох, чтобы успокоиться и ощутить знакомый запах и вот, приступ радости остановлен и взят под контроль, цунами чувств утихает, волк вновь делается серьезным и собранным
- Я безмерно рад тому, что мы встретились - Спокойнее, однако в желтых глазах светится радость, неподдельная и искренняя. Еще пару мгновений радости, дрожи внутри и вот, приходя в окончательную норму, черный волк кивает в сторону Осени, вспоминая о неких, необязательных, но возможных к исполнению правилах приличия - Это Осень, это Шива - По очереди кивая на каждую из волчиц - Похоже мы одни из немногих, кому удалось добраться до Сверкающей реки. На севере делать нечего, нет дичи, морозы, метели. Имеет смысл переждать зиму здесь, может, даже чуть дальше, на юге.

ОФФ: друзья, обратите внимание, мы с вами (Шива, Клаус, Осень) далеко от медведя на противоположном берегу и видим его, но смутно и не в деталях, не слышим точно. Мы на разных берегах. Он с южной стороны, с зеленой, мы с северной, покрытой снегами. На всякий случай, чтобы не запутаться :)

0

16

-Начало игры-
Осока стояла на большом камне и с удовольствием втягивала лесной воздух в легкие. Несмотря на то, что волчица была истощена, ей не мешало любоваться восходом, который постепенно окутывал Хвойные земли. Поднимавшееся солнце едва согревала лес и его обитателей, кидая еле заметные лучи. Осока медленно повернула голову сначала влево, а затем вправо. Одиночка будто бы хотела убедиться, что она одна, и никакая опасность ей не угрожает. Осока отчетливо понимала, что при любом раскладе она окажется в проигрыше, ведь волчица полноценно не питалась уже несколько дней. Найти бы пару кроликов, которые, кажется, все сбежали, - подумала Осока и усмехнулась своим мыслям, поскольку за последнее время кто и мог истребить большинство кроликов, так это она. Волчица спрыгнула с камня и, встряхнувшись, направилась по тропе, ведущей к Сверкающей реке. Идя, Осока прислушивалась к каждому шороху, надеясь обнаружить хоть что-то похожее на перекус. Сколько бы волчица ни старалась принюхаться, все было тщетно - по близости ни единого запаха, дающего знать о том, что поблизости есть еще живая душа.
Спустя некоторое время Осока вышла к реке, окруженной белой пеленой. Только одиночка хотела подойти ближе, чтобы рассмотреть свое отражение на льду, как увидела примятый снег и остатки шерсти. Осока, заинтересовавшись, подошла ближе и заметила несколько пар следов, принадлежащих разным видам животных. Одни явно превосходили другие по размеру. Интересно, - пронеслось в голове Осоки, когда та отправилась по следам обратно в лес. Волчицу захватил азарт, и она совершенно позабыла о голоде. Через несколько минут Осока учуяла посторонний запах. Остановившись, одиночка прислушалась и заметила непонятные звуки поблизости. В следующую секунду Осока сорвалась и ускорила шаг в направлении следов и запаха. Вдруг волчица резко остановилась, когда перед ней предстала следующая картина - огромный медведь пожирал оленя. Осока осторожно приблизилась к бурому зверю, не желая отвлекать его от трапезы. Однако желудок одиночки дал о себе знать, как только Осока почувствовала запах оленины. Правда, что делать, волчица не знала. Напасть на медведя может только глупец или гордый, а знакомиться с таким зверем Осока побаивалась. Так, и что же мне теперь делать? - спросила себя Осока, наблюдая, как медведь с удовольствием лакомится пойманной добычей.

Отредактировано Осока (2018-03-14 23:23:11)

0

17

Медведь как будто погрузился в себя, тем не менее не переставая отгрызать куски мяса. Снаружи оно промёрзло, грызть было не просто, но, углубившись в тушу, он значительно увеличил скорость поедания. Голода он не выносил, а так же не очень любил питаться мясом, поэтому о каком-то смаковании пищи и речи не шло, Винд хотел только одного - скорее избавиться от голода. Хотя поесть он любил, но зимнее питание редко приносило медведю удовольствия. В основном он испытывал хоть какое-то наслаждения во время поедания сладких клубней (редкий случай зимой, в этот период клубни заметено теряют во вкусе), а наслаждения от утоления голода это совсем другое. Вот и сейчас, почувствовав, что голод начинает отступать, медведь поднял голову и встряхнулся. Солнце приподнялось выше, но Вавиндаджи смотрел не на восход, а на юг. Туда, где уже давно исчезла точка, которая совсем недавно была львом по имени Мортимер. Какая-то печаль накатила на бурого. Ему хотелось больше пообщаться с гривастым котом, но встреча их сложилась в тех обстоятельствах, когда время было непозволительной роскошью для них обоих.
Повернув голову Вавиндаджи начал всматриваться в троицу волков на противоположном берегу. Два рыжих и один чёрный. Он стоял спиной к медведю и рассмотреть его детальнее не удавалось, но на ум пришёл Клаус, старый ворчливый приятель медведя. Он усмехнулся, вспомнив о нём.
Оленья туша под носом немного притупила обоняние медведя, но запах гостьи наконец-то смог привлечь внимание его носа, и Винд тут же повернулся. Перед ним предстала выходящая из леса волчица. Она ступала осторожно, возможно, боялась Винда, так как смотрела на него пристально, но молчала. Медведь пробежался глазами по ней. Не крупная, отощавшая волчица... как только медведь отметил про себя этот факт, до его ушей донеслось голодное урчание живота гостьи. Бурый прижал уши от стыда и быстро бросил взгляд на оленя. От него мало что осталось, ведь ещё до медведя им лакомился лев, который был достаточно крупнее волка, а уже потом на оленя легли и голодные клыки медведя. Стоит ли напоминать, насколько крупным был Вавиндаджи, чтобы понять, что мяса на костях оленя осталось не так много, чтобы досыта накормить волка, хоть и такого не крупного, как его гостья. Конечно, откинуться с набитым животом ей не удастся, но перебить голод и дотерпеть до заката вполне хватит. Очевидно, что волчица пришла на запах мяса.
- Подруга, ты, наверное, чертовски голодна? - поднимаясь, начал говорить медведь. Полностью встав на лапы, он попятился на пару шагов назад, чтобы не пугать волчицу, давая ей понять, что он не против поделиться.

0

18

Игровая очередь:
I игра:
Осень
Шива
Клаус

II игра:
Осока
Вавиндаджи

Игры ведутся независимо друг от друга, но в одно и тоже время. Игроки I игры находятся на северном берегу реки, а игроки II игры на южном. Друг друга видят, но не слышат (за исключением крика).

0

19

Когда черный волк неожиданно подскочил к Шиве, Осень поспешно отошла от двоих волков в сторону и задумчиво почесала шею. В принципе, если два друга давно не виделись, ничего необычного в такой реакции нет. Но за время, проведённое с Клаусом, рыжая привыкла видеть его всегда серьёзным и спокойным.  И эта искренняя радость вызвала у волчицы смешанные чувства, в которых по большей части преобладало недоумение. Волк быстро взял себя в лапы, что ещё больше удивило Осень и заставило восхититься его самообладанием. Всё же, не каждый может, так быстро справится с одолеваемыми его эмоциями.  Шива так же выглядела счастливой от встречи со старым знакомым, и это ясно отражалось в её зелёных глазах. Разноцветных глазах. Отметила про себя рыжая. Никогда раньше не встречала столь необычных волков.
- Это Осень, это Шива - представил друг другу волчиц Клаус. Осень мысленно поблагодарила волка и, отвечая на кивок новой знакомой, поздоровалась с ней: - Привет, рада знакомству.
- Похоже мы одни из немногих, кому удалось добраться до Сверкающей реки. На севере делать нечего, нет дичи, морозы, метели. Имеет смысл переждать зиму здесь, может, даже чуть дальше, на юге. - произнёс чёрный волк.
- Ты знаешь, как перебраться на противоположный берег? – спросила волчица у Клауса. Вряд ли в момент неудержимой радости, волку удалось заметить какую-либо переправу. Думала Осень.
- Как вы, кстати, здесь оказались? И что между вами произошло? Ведь все эти эмоции не возникли на пустом месте, не так ли? – спросила она у своих собеседников. На самом деле, волчица сейчас не была уверена, что её волнует больше: найдут ли они мост через реку или история этих двух волков.

0

20

Осока внимательно наблюдала за трапезой медведя. Ее завораживало это действие. Возможно потому, что волчица была сильно голодна, а возможно и потому, что ее заинтересовал данный хищник. Внезапно медведь прекратил есть свою добычу, поднял голову и встряхнулся, а затем, повернув голову, пытался что-то рассмотреть. Осока сделала шаг ближе, желая понять, что же так привлекло внимание незнакомца, но как бы они ни пыталась разглядеть, у нее ничего не вышло: большая фигура хищника мешала увидеть хоть что-то. Медведь, похоже, учуял Осоку и обернулся к ней. Волчица вздрогнула от такого внезапного движения и автоматически настроилась к предстоящей драке, но чуть позже успокоилась. Медведь тем временем пристально рассматривал волчицу, а затем виновато прижал уши. Осока недоуменно на него взглянула и еще пуще удивилась, когда хищник предложил ей полакомиться свежей олениной. Сам медведь встал на задние лапы и сделал несколько шагов назад, дабы не пугать волчицу. Осока несколько секунд настороженно смотрела на бурого, но затем устремилась к туше убитого зверя и принялась за трапезу. Она с удовольствием уплетала свежее мясо. Осока боялась, что ей либо не хватит, либо она не сможет утолить чувство голода. Однако волчица наелась, после чего потянулась и встряхнулась. Вспомнив о правилах приличия, волчица подошла к медведю и села напротив него.
- Спасибо за угощение, очень вкусно, - поблагодарила одиночка ее спасителя. - Меня зовут Осока, рада познакомиться с тобой. Расскажи, как ты сюда забрел? В первый раз встречаю медведя.
Волчица выпалила все разом, ведь она так давно ни с кем не разговаривала, а ей этого очень не хватало. Осока надеялась на хорошее времяпрепровождение с новым знакомым, пусть ей он показался сначала не совсем обычным.

0


Вы здесь » TLK - Бесконечная история » Хвойные земли » Сверкающая река