TLK - Бесконечная история

Объявление







Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Близится полдень. В Джунглях становится несколько душно. Саванна греется в лучах полуденного солнца. Хвойные земли сверкают от холодного солнца, идет снег.
Словно от звонкой пощечины, Мур, собравшись, немного нахмурилась, а после, прибавив шагу, ускорилась. В конце концов, для себя она уже когда-то решила идти к своей мечте, быть королевой, властвовать. И разве мог какой-то разговор стать причиной ее страха?.. Мог. Но не должен был.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TLK - Бесконечная история » Хвойные земли » Заснеженная долина


Заснеженная долина

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

https://i.pinimg.com/564x/d4/b4/27/d4b427bf5d9ed8855ddf592cd063dac9.jpg

https://i.pinimg.com/564x/c4/79/fc/c479fc96ffb2c7c0ee79183da9a11f88.jpg

https://i.pinimg.com/564x/58/85/22/588522adcf574fc7e76ca5d4238164a6.jpg


Если продвигаться дальше на север от холмов и хвойных долин, то можно наткнуться на заснеженную долину, полную белоснежного, холодного вещества, до сих пор не известного жителям прайдов и джунглей.
Здесь холодно, но потрясающе красиво, так как снег, укрывший заботливыми объятьями каждое дерево, искрится, блестит и переливается на свету.

0

2

Погода ухудшалась в геометрической прогрессии. Казалось, что делая каждый шаг, приближающий к мнимой цели, становится все холоднее и темнее - Клаус, несмотря на свою теплую, привыкшую и не к такому, шкуру, чувствовал, что он сильно устает, а лапы начинают коченеть. Ненадолго обернувшись, тут же ощутив, как затылок обдает холодным ветром, он бросил беглый взгляд на Юльхен - маленькая волчица терялась среди снега из-за белой шкуры.
День, когда они познакомились, а если точнее - ночь, запомнилась ему очень хорошо. Тогда Клаус охотился и решил поделиться с этой миниатюрной самкой добычей, так как, признаться, посочувствовал ей. Он, видя ее габариты и представляя себе, как тяжко ей выживать в одиночестве, решил помочь. В конечном итоге, вся эта доброта вылилась в то, что одиночки объединились. И хотя Клаус не очень был рад компании и, признаться, не отличался добродушностью и открытостью нрава, со временем, он привык к тому, что больше он не один, начал обращать больше внимания на свои колкие замечания, искренне начал учиться ценить, что рядом есть еще кто-то.
- Мы не дойдем до пещер! - Перекрикивая завывающий ветер, Клаус затормозил и, встав между направлением ветра и волчицей, немного прикрыл ее собой - Придется искать укрытие прямо тут - Добавил он.
Идти в темнеющую долину было самоубийством - холод уже сковывал землю, небо темнело. Клаус хорошо знал, что ночью становится куда хуже - ограниченное зрение, падающая температура... А еще... Волк вздрогнул, стараясь не думать о страшных сказках, о лесных чудовищах, о безликих, многовековых монстрах, которые рыскали по долинам еще с тех времен, когда земля была молодой, а небеса были не такими безразличными. Когда, как говорила его бабка, был век "сказок и чудес".
- Будем ночевать прямо тут - Развернувшись, черный с силой оттолкнулся и, с трудом добравшись до крупного сугроба, расположившегося между стволами трех, близко выросших елей, начал копать.
В скором времени, пробив часть сугроба, он юркнул вовнутрь, позвав за собой и волчицу.
- Под снегом теплее. Я так делал уже прежде, когда застал очень холодную зиму - Пояснил волк, забираясь вглубь сугроба, устраиваясь между корней деревьев.
В целом, если бы снаружи не бушевала буря, в импровизированном укрытии было бы даже уютно - воздух здесь был на удивление теплее, ветер, завывающий снаружи, создавал определенный уют и чувство защищенности, стволы и корни елей, переплетающиеся на земле, очерчивали некое подобие лежанки.
- Сильно замерзла? - С мало заметным, но все же существующим беспокойством, волк взглянул на лапы Юльхен.

+2

3

Юльхен с трудом передвигала лапы по огромным сугробам. Стоило ей ступить один шаг, как она тут-же проваливалась в снег на пару сантиметров, отчего приходилось выбираться и тратить больше сил. Погода была не мерзкая, не ужасная. Она была катастрофической! Юная волчица никогда не видела прежде столько снега, а её лапы никогда не ступали на эти земли. Она теперь даже начинала молиться, чтобы больше никогда сюда не попасть. И какого чёрта они вообще сюда пошли?! Это же прямое самоубийство, верная смерть, а коли идти дальше, то они просто потеряются и замёрзнут.
Страх переполнял её тело, но самка не показывала этого, так как знала, что теперь находится не одна и ей есть на кого положиться. Возможно, Клаус первое время не особо её долюбливал, он же истинный одиночка, самый настоящий, который привык жить один и по своим правилам. Юльхен же немного отличалась, поскольку стала одиночкой хоть и по собственной воле, но нехотя, и была всегда рада, если она могла кого-то найти, с кем можно было бы скоротать время и, возможно, даже подружиться в дальнейшем. А вдруг пути сойдутся? Тогда могли бы вместе отправиться на поиски... а поиски чего? Юлька и сама уже не верила в осуществление своей мечты. Мечты, которая грела сердце белоснежной долгое время, но была утрачена. Они не вернутся. Никто из её семьи не захочет объединиться вновь и она это уже поняла.
Самка подняла голову, зажмурилась от порыва ветра и посмотрела на впереди идущего волка. Он и был сейчас её семьей, её опорой, её всем. Она уже не представляла жизни без него. Не представляла, как смогла бы снова охотиться одна и терпеть неудачи. Не представляла, как снова смогла бы жить в одиночестве и скитаться по миру одной... совсем одной... без помощи и поддержки, а они была ей так нужны...
- Ночевать прямо здесь? Ты с ума сошел? - подняв морду еще выше, чтобы видеть Клауса лучше, волчица смогла распахнуть глаза, так как волк загораживал ветер собой, давая шанс нормально оглядеться. А что там смотреть? Вокруг был только снег, сугробы и очертания деревьев, которые окутал тот-же адский снег. Юльхен не хотела тут оставаться, совсем не хотела. Ей было страшно, но... она должна была ему довериться. Черный волк развернулся и начал копать вглубь сугроба, выкапывая некую пещерку, а потом и сам нырнул туда, зовя волчицу за собой. Выхода не было. Она юркнула следом и, о чудо, тут было гораздо теплее! Ветер снаружи еще завывал, но лекарка была рада, что они наконец-то находятся в безопасности.
- Спасибо... тут и правда теплее, - прошептала самка и посмотрела на свои лапы, который дрожали. Да и все ее тело дрожало. Она адски замерзла. Секунда, и вот она уже чихает.
- Признаться честно? Я просто околела...

+2

4

Подвинув белую волчицу ближе к корням деревьев, волк устало вздохнул и, покачав головой, с сочувствием посмотрел на лапы Юльхен. Застудить суставы было бы опасно, так что срочно нужно придумать, как отогреть лапы белой, а иначе утром она может просто не подняться.
- Ложись на бок - Волк кивнул на сплетенные корни деревьев, создающие некое подобие подстилки - всем лучше, чем лежать на земле - И терпи, иначе, если застудим тебя, будут проблемы.
Подобравшись ближе, Клаус устроился совсем рядом с Юльхен и, наклонив голову, стал покусывать ту за лапы. Неприятно, но не так, чтобы больно - нужно было разогнать кровь и хоть как-то согреть волчицу. В сравнении с ней он был просто гигантом, а от того, ему было не сложно ее согреть. Черная шерсть немного спуталась с белой и, смотря на это, волк ухмылялся.
Какое-то время он еще продолжал кусать волчицу за лапы, а после, прекратил - конечности Юльхен должно было неприятно покалывать, но кровь, определенно, разошлась по венам и от этого стало гораздо легче.
- Мы забрели слишком далеко на север - Со вздохом согласился Клаус, опустив голову и сложив ее между передних лап - Ты не заметила, что зимы становятся все холоднее? Будто катаклизм какой-то... - С тихой тревогой, волк фыркнул, поежившись. Ему не хотелось думать о том, что, возможно, наступают времена Волчьей Пурги о которых ему рассказывала бабушка. Раньше он считал, будто все ее истории это глупые предания и сказки, дабы пугать щенят, но сейчас, именно в такие минуты, как ночевка в темном лесу, скованном холодом и тишиной, заставляли верить в чудовищ и мрачные предания.
- Тебе никто не рассказывал про Волчью Пургу и Безликого?.. - Тихо поинтересовался волк, настороженно подняв уши.
Прислушавшись, однако, кроме сильно завывающего ветра он ничего не уловил, а потому, успокоившись, вздохнул и положил голову обратно между лап.

+2

5

С каждой минутой лапы самки все больше и больше отмораживались, а она старалась делать вид будто все хорошо. Однако, сдерживать боль, которую она сейчас испытывала, было тяжело. Можно едва заметить, как белая волчица стискивает зубы, а на краешках глаз заледенели две маленькие слезинки. Выслушав Клауса, самка послушно перебралась на корни деревьев, где снег под брюхом почти не чувствовался, и легла на бок, выставляя таким образом лапы прямо на черного спутника. Когда он начал кусать её лапы, Юльхен ничего первое время не чувствовала, но вот уже через пару кусаний волка, лекарка почувствовала легкое покалывание в подушечках лап, и как это покалывание постепенно разгонялось по всем лапам. Этот метод и правда работал! Удивительно... Сапфир пристально наблюдала за действиями волка, краем глаза заметив, как Клаус ухмыляется.
Доставляет это ему удовольствие?
Кто знал...
- Ты мне главное лапу не откуси, - шутливо произнесла самка, когда он уже заканчивал свою процедуру. Покалывание еще не проходило, а оно было мерзкое, неприятное, но надо было терпеть, чтобы завтра отправиться с новыми силами и лапами в путь. Когда Клаус начал свой разговор, белая активно его слушала, улавливая каждое слово маленькими ушами. - Ты прав. Эта зима и правда выдается ужасно холодной... и за все наше путешествие здесь я не встретила ни одной живой души, словно все живое в миг испарилось...
Рассказы про Волчью Пургу и некого Безликого были Юльхен, увы, не знакомы. Она лишь отрицательно покачала мордой, положив её на свои отмороженные лапы. В голове крутилось много мыслей о том, что сказал Клаус. И неужели это было как-то связано с погодой? А что, если это нечто плохое, что уничтожит хвойные земли раз и навсегда? И тогда им придется жить в другом месте, там, где они еще не были. От этих мыслей волчице стало даже не по себе. По её телу прошли мурашки, но она надеялась, что все обернется в лучшую сторону...

+1

6

Клаус был голоден, если честно. Он не ел уже три или четыре дня. Последняя, пойманная им белка была жалким подобием перекуса - для такого здоровяка как он требовалось что-то более сытное, хотя бы олененок или горный козел. Еще лучше было бы забрести выше, в горы, где должны пастись стада овец... От одной мысли об овчинке желудок волка скрутило, в кишках словно свернулся клубком холодный, огромный змей - раздался тихий, недовольный рык, живот оповещал хозяина о том, что тот сильно проголодался.
Вздохнув, волк покачал головой. Сам он, может, еще прокормился бы какими-нибудь мелкими животными, но теперь их было двое - Юльхен тоже нуждалась в еде, а делить ту же белку на двоих было смешно, ибо каждому доставалось, от силы, грамм двести мяса, остальное же было шерстью и костьми, кои никак не спасали от голода и неизбежной слабости.
- Расскажу как-нибудь потом - Волк качнул головой, решив, что сейчас, ночью, голодным, в холоде и относительно-безопасном укрытии, не время рассказывать страшные истории. Он и сам, признаться, не был уверен до конца в том, во что теперь верить - в сказки и легенды или в неприятную реальность. А что если и то, и другое было слишком тесно связано? Что если мир начал меняться, начал играть против них?..
- Я давно не видел ни одной стаи... - Мрачно проговорил волк, опустив голову и тяжело выдохнув. Он лежал совсем рядом с белой волчицей, стараясь греть ее - И очень давно не встречал кого-то из своих сородичей. Мне это кажется... Плохим знаком.
В такую темную ночь полную страхов и сомнений не сложно было поверить в то, что мир умирает. Что наступает вечная зима, Белый Хлад который прекратит всю Хвойную долину в мертвую, белую пустыню. Что все живое погибнет, а то, что останется - будет в ужасе ждать неизбежной встречи с Безликим, мифическим чудищем приходящим в мир живых из царства мертвых...
Думая об этом, Клаус чуть не выдал своих эмоций - шерсть на его загривке вздыбилась, морда почти обрела отчаянное выражение. Стараясь сдержать свои эмоции, волк вновь усмехнулся, отворачивая морду в сторону лаза, ведущего наружу. Он не хотел пугать Юль, не хотел нагнетать обстановку.
- Надеюсь к утру буря утихнет. Тогда, возможно, удастся добраться до перевала, а оттуда совсем близко до зеленых лесов - "Надеюсь, еще зеленых".

+2

7

- Я очень надеюсь, что это не очень что-то серьезное, потому что... - волчица тяжело вздохнула, посмотрела на Клауса, который лежал рядом и старался согреть волчицу своим теплом. Теплом, которое проходило по всему телу, отчего становилось гораздо легче и именно в этот момент самка понимала снова и снова, что действительно ему рада. Рада тому, что Клаус рядом с ней и она может ничего не бояться, потому что знала, что он защитит её. По крайней мере Юлька надеялась на это. - Звучит действительно пугающе, - выдала на конце белая волчица и стряхнула с макушка головы снег, который посыпался на нее. Юльхен на мгновение подняла взгляд вверх, стараясь убедиться, что их ночное укрытие не обрушится и они не останутся здесь навсегда. Хотя, опять же, даже, если такое случиться, мощный волк рядом мог бы вырыть проход наружу.
Лекарка прокрутила слова черного в голове. Он был прав. До зеленых лесов и тепла оставалось не очень долго, и они могли бы быть уже там, если бы сильная буря их не настигла. Сейчас они могли бы лежать в уютной пещере, где тепло и, возможно, даже поохотиться смогли, потому что последние дни они почти ничего не ели и Юльхен услышала урчание в животе Клауса. Хоть он и был здоров, но не каждый, даже здоровяк, не способен продержаться долго без пищи, а что же говорить о ней? Мелкая, худая, да они тепло то еле держит, вся трясется как осиновый лист.
- Я бы сейчас не отказалась от сочного куска мяса... - печально вздохнула напарница, хотя понимала, что разговор про еду лучше не заводить. Им предстоял еще очень долгий путь... с их то силами.
Самка посмотрела на выход из пещеры, но там, увы, было еще темно, чтобы продолжать путь, да и буря не до конца утихла. Она завывала так легко, убаюкивающе, что Юльхен и не заметила, как провалилась в сон, прижавшись к боку рядом лежащего Клауса еще ближе.

+1

8

- Даже не начинай говорить о еде - С предупредительным рыком, Клаус чуть повысил голос, явно давая знать подруге, что он не хочет сейчас испытывать свой желудок на стойкость. Для него голодовки давались особенно тяжело - большое тело нужно было усиленно, тщательно кормить, а выходило это, в связи с отсутствием дичи, очень плохо - Спи давай, нечего болтать. Нужно набираться сил - Строго проговорил темношерстный, глянув на Юльку с некоторой, почти что родительской заботой.
Нет, волк совсем не относился к белянке так, словно та была его ребенком, но чувствовал ответственность за нее, а потому мог, порой, позволить себе быть чуть строже или нравоучать. Не из злых намерений, разумеется, но из неумения проявлять к кому-то заботу. На самом деле, если бы Клаус когда-то всерьез задумался о своем отношении к этой волчице, он бы понял, что дорожит ею, пытается оберегать, поддерживать. Что без нее, в сущности, не было бы так весело, не с кем было бы поделиться мыслями, обсудить что-то, рассказать... А говорить так важно, особенно сейчас, когда мир, кажется, покрывается настоящей коркой смерти - Белым Хладом.
Думая об этом, волк сложил голову на лапы, прикрыл веки. Завывающая снаружи метель убаюкивала, нашептывала мистические, незнакомые стихи. Волк успокаивался, вспоминал прошлое - зеленые просторы, хвойные леса, обилие стад, сладкое оленье мясо, далекие путешествия ради того, чтобы посмотреть на разноцветные полосы в небе. Сейчас этих полос не было видно. В сущности, ничего не было видно - звезды скрылись за тучами, луна ушла, чтобы набраться сил перед новым месяцем, и земли Хвойных простор поглотила тьма. Подумать только, а ведь когда-то, когда он, будучи еще щенком, слушал истории о Безликом и Волчьей Пурге, все это казалось ему не более чем сказкой, а сейчас наступало такое время, когда волк начинал волей неволей верить в то, что, возможно, мифы и легенды более чем реальны и окружают нас, подступают гораздо ближе, чем когда-либо.
Рассуждая об этом Клаус, незаметно для себя, все-таки смог уснуть.

* * *

Волк проснулся еще засветло, когда небо только растягивалось серым мороком над горизонтом. Рядом дремавшую Юльхен он решил не беспокоить - не двигаться. Им удалось пригреться друг к другу, устроиться удобнее, чем ожидалось. Ночь прошла и новый день сулил новые возможности, дороги и какую-никакую, а надежду. Возможно, если они двинутся быстрее, чем вчера вечером, если не будет непогоды, то до зеленых территорий они дойдут гораздо, гораздо быстрей. Пару часов в пути и они уже будут на границе, возле сверкающей реки.
- Утро наступило - Тихо буркнул он, все же решаясь расшевелить подругу.
Волк поднялся, потянул лапы, зевнул и, после, подойдя к лазу, легким движением лапы разрыл не слишком заметенный проход.
- Надо двигаться.

+2

9

Из затянутого тучами неба падал белый и холодный снег. Подхватываемый сильным ветром, он летел над снежной долиной, где росли хвойные деревья. Через ту же долину шла рыжая волчица. Устало пробираясь сквозь сугробы, она искала место для ночлега. Этот день был очень долгим и тяжёлым. Хотя, с тех пор как Осень пришла в эту долину, почти все дни стали такими. За свой путь, волчица не встретила ни одного живого существа. А сейчас ещё и эта снежная буря... В данный момент, Осень проклинала себя за решение отправиться на север. Что же заставило её так поступить? В снежную долину, волчицу привело любопытство. Она много слышала о красоте этих мест и то как прекрасно небо на севере. В первое время, придя сюда, волчица, конечно, восхищалась этими заснеженными землями, но восхищение быстро прошло, и на смену ему пришел холод и голод. Однако, надеясь увидеть это особенное небо, она не отступала. В итоге, её неожиданно настигла буря. Устроившись за каким-то кустарником, Осень собрала в кучу снег, тем самым соорудив стенку, что защищала от ветра. Свернувшись калачиком, волчица сказала себе, что на рассвете отправится в более теплые края. Хватит с меня уже этого снега. Ветер громко завывал и оттого рыжей не спалось. Ее зелёные глаза всматривались в буран, но тщетно. Из-за этого ветра и снега, разглядеть собственный нос - это уже большое достижение. Волчице было тревожно на душе. С каждым днём, становится все холоднее, а зима продвигается дальше на юг. Животным будет нелегко выживать в таких условиях. Такими темпами все хвойные земли станут такими же пустынными... Осень помотала головой, прогоняя мрачные мысли. Что за чушь. Все животные сейчас просто ушли туда где теплее. И вряд ли зима доберется до тех мест. К тому же, она не будет длиться вечно. После зимы всегда приходит весна, а с ней и животные вернуться в заснеженную долину. Рыжая отчаянно пыталась убедить себя в этом. Но проблема была в том, что это не первый раз когда её мучали эти мысли. Возможно, они появились из-за того, что когда-то давно, ей рассказали историю о Безликом. И хотя Осень считала все это детскими сказками, в заснеженной долине она начала вспоминать подробности этой истории. Продолжая размышлять на эту тему, рыжая незаметно для себя уснула.
***
Когда Осень очнулась, была ещё ночь. Ветер, наконец, стих и близился восход. Смахнув с себя снег, волчица направилась на юг, как и обещала сама себе вчера ночью. Хватит с меня этого снега.

+2

10

последовательность поста изменена в связи с долгим отсутствием игрока.

Клаус выбрался из под снега, отряхнулся и поморщился - он устал, мышцы ломило от сна на земле, шерсть местами обледенела, в воздухе витал неприятный, морозный запах. Так, как ему казалось, пахнет пустота в самых худших ее проявлениях.
Отряхиваясь, здоровяк лениво потерся боком об ствол дерева, сшибая часть ледышек с шерсти и, заодно, разогреваясь. Утренняя зарядка, как ему казалось - залог отличного начала дня. Он не думал о том, чтобы однажды рассказать об этом другим, не стремился культивировать в себе что-то или следовать давно изученным традициям, кои когда-то почитались в его стае. Просто делал то, что считал необходимым и приятным.
Собравшись было уходить, грустным и усталым взглядом, Клаус окинул свое ночное пристанище - огромный сугроб в котором он провел ночь. Теперь не оставалось сомнений - больше нет смысла двигаться по снежным частям родных земель, тут более никого нет. Все зверье отправилось на юг, туда, где еще есть вода и пища, где можно спрятаться от холодов.
"Какое счастье, что холод охватил только малую часть хвойных земель" подумал волк, двинувшись по заснеженному пространству, изредка, низко опуская голову и принюхиваясь, пытаясь уловить чей-то след.
Продвигаясь вперед, волк, через какое-то время, заметил нечто странное: выделяющуюся на фоне белоснежного покрывала земли рыжую шерсть. В темноте он сперва замешкался - думал, что это лисица, однако же, присмотревшись, не обнаружил характерного, пушистого хвоста. Волк немного напрягся. Вчерашние мысли о Безликом перед сном заставили его изрядно понервничать - даже ему, взрослому и сильному самцу было не по себе. А сейчас, во мгле раннего утра, он застыл, смотря на волчицу с яркой шерстью. Настороженно поднял уши, шерсть на загривке встала дыбом от волнения.
Их разделяло не больше десяти метров, однако этого расстояния Клаусу хватило бы для того, чтобы успеть развернуться и убежать, например. Хотя мысль о побеге заставляла его чувствовать себя ужасно глупо.

+2

11

Продвигаясь быстрой рысцой, Осень разглядывала облепленные снегом деревья. Из-за снега деревья больше походили на цветущую белыми цветами вишню. А сосульки, висевшие на ветках, напоминали сказочные, прозрачные плоды. Вид такого леса завораживал взгляд. Волчица хотела пробежаться по нему, стряхнуть с ветвей снег и посмотреть, как он падает на землю. Но в то же время, ей не хотелось нарушать этой первозданной красоты. Вдруг, Осень ощутила на себе чей-то взгляд. Это чувство заставило её невольно напрячься. Однако рыжая не собиралась оборачиваться, она же не маленький щенок, чтобы боятся собственной тени. Правда, несмотря на эти мысли, волчица, всё же, принюхалась. В воздухе она почувствовала чей-то запах. А вот к этому факту уже стоит прислушаться. Оглядевшись, Осень, сначала, никого не увидела в темноте ночи. Но, спустя мгновение, она заметила чей-то силуэт. Кажется, - волка. Из-за черной шерсти неизвестного, было сложно заметить его, не будь сейчас света восходящего солнца, рыжая вряд ли бы обратила внимание на волка.  Голову волчицы занимало множество вопросов. Но, для начала, следовало решить: стоит ли подойти и поговорить с этим незнакомцем или уйти и скрыться в лесу? В случае опасности, Осень была уверена, что сможет сбежать от волка или же победить его, если дело дойдёт до драки. Однако доводить всё до этого ей, очень, не хотелось. Угрозы от черного она сейчас не чувствовала, а потому, немного поколебавшись, осторожно направилась к волку. Приблизившись, волчице удалось разглядеть незнакомца получше. Этот волк был весьма крупным, оттого рыжей ещё меньше захотелось вступать с ним в драку. Вместе с размерами, Осень заметила то, что незнакомец не был полностью черным, её внимание приковала белая шерсть на лице волка, очень похожая на маску. От его мрачности, рыжей стало не по себе, но, внешне, она этого не показала.  Остановившись недалеко от неизвестного, Осень, не скрывая своей подозрительности, спросила: Кто ты? И что ты, здесь, делаешь?

+1

12

офф
Осень написал(а):

не будь сейчас света восходящего солнца

еще темно :)

Похоже, примеченный им рыжий зверь оказался безобидным - Клаус достаточно спокойно проследил за тем, как волчица приблизилась, настороженная, однако старательно скрывающая данный факт. Что же, ее осторожность и недоверчивость были скорее достоинством, чем недостатком - никогда не знаешь, чего ждать от незнакомцев, тем более, далеко от мест, где ты можешь так много спрятаться или убежать. Едва ли волк мог представить себе погоню в такой местности, как заснеженная долина - глубокие сугробы делали это место не комфортным для быстрого бега, а сковавший все вокруг холод заставил большую часть из них покрыться ледяной коркой, застрять в которой было бы больно и неприятно.
- Как видишь, волк - Басистый, низкий голос Клауса показался немного уставшим и насмешливым - Что и ты - двигаюсь к намеченной цели.
Подумав, Клаус решил, что нет смысла затягивать этот разговор. Рыжая либо знает эту местность и сумеет выжить здесь в одиночку, как это делают многие на протяжении уже нескольких лет, либо забрела сюда, мигрируя в южные земли, пытаясь найти укрытие и пропитание как и он сам.
В животе у волка, при мысли о питании, неприятно засосало - он не ел уже больше суток и, признаться, не отказался бы даже от мелкого, худосочного зайца, вот только зайцев он не видел уже давно. Последним, чем ему довелось поймать, был худенький олененок, очевидно, потерявший мать. Выжить тот детеныш все равно не смог бы, а Клаус был слишком голоден, чтобы терзаться муками вины за убитое, юное существо.
- Мигрируешь на юг? - Полу-утвердительно проговорил волк, сделав шаг вперед и решив двинуться дальше. Он не хотел стоять на месте и мерзнуть - солнце должно было скоро взойти, однако ночной мороз еще не спешил спадать, а потому, Клаус чувствовал, как у него подмерзают лапы. Предугадывая вопрос рыжей волчицы о том, почему Клаус так уверенно произнес свое предположение о миграции на юг, волк проговорил, прибавив шагу и пройдя мимо рыжей в метре, чтобы не пугать ее лишний раз - Сомневаюсь, что здесь остался хоть кто-нибудь, кто не хочет умереть от холода и голода.

+2

13

Волк выглядел чересчур спокойным и уверенным. По его ярко-желтым глазам было сложно понять, о чем он сейчас  думает.
- Как видишь, волк. - ответил он, - Что и ты - двигаюсь к намеченной цели. - Услышав столь неоднозначный ответ, Осень нахмурилась. И не столько из-за ответа, сколько из-за насмешки, прозвучавшей в голосе собеседника. Или ей просто показалось?
- Вижу. - согласилась она, - Может, ты и первый волк, которого я встретила в заснеженной долине, однако как выглядят мои сородичи, я ещё не забыла. – кисло проговорила волчица. То, что за все свое путешествие, волчица не встретила ни одного волка, было правдой. От того ей было немного одиноко. В глубине души, она даже чувствовала радость из-за того, что, наконец, встретила кого-то, с кем можно поговорить. Но рыжая не забывала о том, что не каждому можно доверять, а потому, всё ещё испытывала недоверие по отношению к волку.
Ночная стужа, пока, не собиралась выпускать из своих лап заснеженную долину. По спине волчицы пробежал холодок и она вздрогнула. Интересно, а откуда её собеседник? И как долго он находится здесь? Казалось, волка совсем не беспокоит такой сильный мороз. Неужели, кто-то раньше жил в столь холодном и неприветливом месте? В любом случае, сейчас все отправились туда, - где теплее, за добычей.
-Мигрируешь на юг? - спросил незнакомец и двинулся вперед. Хотя, это было похоже больше на утверждение, чем - на вопрос. - Сомневаюсь, что здесь остался хоть кто-нибудь, кто не хочет умереть от холода и голода. - добавил он.
- Ты прав. Как я понимаю, ты тоже идёшь туда? На того, кого привлекает голодная смерть, ты явно не похож. - сказала Осень, оценивая габариты волка, когда он проходил мимо неё. Через какое-то время, волчица решила двинуться за ним. Возможно, этот волк хорошо знает окружающую местность. А если это так, то, наверное, и короткий путь до хвойных лесов ему известен. Тем путем, которым рыжая пришла в заснеженную долину, она, уж точно, возвращаться не собиралась. Слишком много она петляла. В частности, из-за того, что заметив что-нибудь интересное, она сразу же поворачивала по направлению к этому предмету.
- Может, ты и короткий путь знаешь? - произнесла Осень своё предположение вслух.

Отредактировано Осень (2018-01-28 16:04:05)

0

14

- А если и знаю, то что? Потащишься следом? - Клаус, к несчастью для себя и, в общем-то, всех окружающих его живых существ, никогда не отличался приветливостью и доброжелательностью. Всегда настороженный, довольно колкий и едкий, он намеренно старался оттолкнуть от себя собеседника. Возможно, дело было в абсолютном нежелании волка сближаться с кем-то, а может в обычной нелюдимости, вызванной долгим пребыванием в одиночестве. Хотя на самом деле, причина, конечно же, была куда глубже: черный волк просто не хотел брать на себя ответственность, привязываться к кому-то и, после, переживать горечь утраты или угрызения совести. Как говорили в его стае "дружить нужно с теми, кого считаешь равным, тянуться к тем, кого признаешь сильнее, избегать тех, кто не скрывает слабости". Так или иначе, он ясно дал понять волчице, которую встретил, о своем полном нежелании брать попутчиков и быть кому-то провожатым, тем более, рыжая была остра на язык - ей хватило смелости, или, быть может, дурости, огрызнуться в ответ.
"Впрочем, я не из тех, кто заводится с пол оборота и жаждет проливать кровь" - со скептичным спокойствием думал Клаус, перебирая лапами по снегу и оглядываясь по сторонам. Солнце уже поднималось, небо становилось яснее, а он, радуясь восходящему светилу, смог получить нужный ориентир, чтобы двинуться на юг, к реке, противоположные берега которой сулили тепло и добычу.
Вместе с восходом, впрочем, начался и легкий снегопад - крупные белые хлопья, вальсируя в воздухе, ложились на землю, укутывая сонный, скованный морозом мир в своеобразное одеяло. Мысленно, Клаус обрадовался тому, что снегопад не такой сильный, каким мог бы быть, а солнце не затянуло тучами настолько, чтобы потерять его из виду. Конечно, он нашел бы и другие ориентиры, но двигаться, не углубляясь в детали было гораздо проще.
"Если все пойдет как запланировано, то уже совсем скоро я окажусь возле реки, а там и до хвойников недалеко" - с некоторой радостью подумал волк и, чувствуя прилив сил, ускорил шаг.

>> Сверкающая река

+1

15

Возмущённо взмахнув хвостом, Осень лишь фыркнула и отправилась восвояси. Какой он грубый и язвительный. Наверняка, он бродит тут совсем один, благодаря своему языку. Хоть мне и кажется, что стая – это весьма единодушное сообщество, вряд ли даже они могли бы вытерпеть такого странного собрата. Интересно, а он вообще был когда-нибудь в стае? В любом случае, это уже не важно. Светало. Солнце начало  медленно подниматься, озаряя снежную долину своими лучами.  Остановившись, рыжая оглянулась на удаляющегося волка. Это уже не важно, но почему, мне все ещё интересен этот загадочный незнакомец? Если честно, любые загадки с детства пробуждали у волчицы сильное любопытство. Может быть, хорошего собеседника из него и не выйдет, но понаблюдать за ним будет интересно. В конце концов, нам по пути, я ничего не потеряю, если пойду за ним. Но не будет ли это выглядеть так, будто я и вправду "плетусь за ним"? Черт, хватит вести себя как неуверенный щенок! Я пойду за ним, потому что я так решила, и неважно, хочет ли он того или нет. С этими мыслями Осень последовала за черным волком. Но при этом, она держалась чуть поодаль от незнакомца. Вряд ли он обрадуется, если столь приставучая особа, не только будет докучать своим присутствием, но так же и мешаться под ногами. Немного времени спустя, начался снегопад. Помня прошлую ночь, Осень не очень обрадовалась такой перспективе. Если собрать весь тот падающий снег, что волчица увидела в Снежной долине, то его бы хватило ей на долгие годы вперед, если не на всю жизнь. Заметив, что черный волк ускорил шаг, рыжая сделала тоже самое. Кажется, мы приближались к реке. В прошлый раз, когда она была здесь, Осень долго искала место, где можно было бы перейти реку. Задумавшись об этом, волчицу начала мучать жажда. Что немудрено, она уже давно ничего не пила и не ела, в этой долине. Сейчас главное не задумываться ещё и о еде, потому что в отличие от воды, перекусить в скором времени у рыжей вряд ли получится.
>> Сверкающая река

+2


Вы здесь » TLK - Бесконечная история » Хвойные земли » Заснеженная долина