TLK - Бесконечная история

Объявление







Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Близится полдень. В Джунглях становится несколько душно. Саванна греется в лучах полуденного солнца. Хвойные земли сверкают от холодного солнца, идет снег.
Словно от звонкой пощечины, Мур, собравшись, немного нахмурилась, а после, прибавив шагу, ускорилась. В конце концов, для себя она уже когда-то решила идти к своей мечте, быть королевой, властвовать. И разве мог какой-то разговор стать причиной ее страха?.. Мог. Но не должен был.


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TLK - Бесконечная история » Джунгли » Джунгли


Джунгли

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/6/93/371/93371191_allfons_ru8805.jpg

Само сердце Джунглей. Зеленая листва, спасающая от жары, высокая влага, куча растительности и живности, прячущейся среди нее.

0

2

Запах дома, родных мест. Прелая листва, влажная земля, крики птиц и шелест крон. Мир Ларго это мир зелени, хаоса и дикости, мир, в котором есть место толике безумия и, при этом, соблюдается неимоверная строгость, есть свои, особенные правила. Мир который никогда не прощает ошибок - неудачное падение может кончиться сломанными конечностями, неудачная охота - кровоточащими от рогов животного органами, ударами немилосердных копыт о голову. Мир джунглей не прощает слабости, неуважения и спешки. Этот мир устроен по своим законам.
Шаг лигра сделался чуть медленнее, когда они с Бриз, преодолев уже большую часть пути от Саванны, на что, надо заметить, ушла большая часть дня, перестали слышать раскаты грома, разразившегося над землями прайдов. Должно быть, сейчас засушливые, мертвые и покинутые стадами просторы саванны, что принадлежат светлым, поливает дождь, даруя львам и всему живому второй шанс, надежду на лучшее. Надежду на будущее.
- Как себя чувствуешь? - Притормозив рядом с львицей, лигр взглянул на нее с некоей мягкостью, даже заботой, хотя сквозь его холодные, зеленые глаза, эти чувства рассмотреть было сложно - Ты устроила там настоящее шоу, браво - С ухмылкой, неподдельным восхищением заметил Ларго, кивнув в сторону, откуда они ушли.
Волновался ли он за Бриз на самом деле? Пожалуй, да. Ему сложно было видеть мир в четких тонах, за прожитые годы он разучился различать тонкости эмоций, знал только четкие "нравится" и "не нравится", а остальное всегда отходило на задний план. Возможно, кому-то это могло бы показаться дикостью, но лигр, к счастью, умело скрывал свою инвалидность в области этики и эмпатии, так что мало кто мог понять, что на самом деле творится в его голове и душе.
- Если хочешь, можешь сегодня переночевать со мной, в бухте... - Голос лигра сделался тише, он мягко усмехнулся, понимая, как это звучит и не стесняясь - они с Бриз взрослые и ни для кого не секрет, что между ними всегда что-то вертелось и крутилось, да вот только никогда не выливалось во что-то серьезное.

0

3

Едва переставляя лапы, Бриз в компании Ларго пробивалась сквозь родные места. Сейчас в джунглях было слишком душно и противно. И будь у львицы ещё хоть капельку сил, она бы это исправила. Но все силы она уже оставила в саванне, и теперь там, на равнинах и пастбищах, витают сгустки чар морской владычицы. От самого моря Бриз привела мощнейший ливень и обрушила его на желтые, сухие земли. Для обитателей саванны это стало настоящим подарком. Дорогим подарком. Питательная влага и прохлада сделают своё дело и подарят новую жизнь. Но для обладателя столь необычного дара есть особая плата за подобные блага. И сейчас Бриз расплачивается за свою, скажем так, доброту. Всё тело ломит так, будто львица попала под копыта какого-нибудь стада. Перед глазами белая дымка, в ушах звон, отдающий пульсирующей болью в висках. А ещё голод и в то же время отвращение к еде. Скоро будет полная потеря сил, но львица не боится, ведь рядом Ларго. Такой сильный и родной. В нём Бриз всегда уверена и готова ради него на любые жертвы. Сейчас самка особенно ощущала покровительство лигра. Всю дорогу они шли бок о бок, их шкуры соприкасались, когда львица вдруг заваливалась на одну сторону от истощения. А Ларго напрягался всем телом, не давая упасть своей спутнице. Иногда она шептала что-то напоминающее слова нежности и благодарности, а ещё клялась в своей верности, когда сознание вдруг совсем проваливалось куда-то. Но вновь возвращаясь в настоящее, Бриз всё же старалась оставаться собой - пыталась выпрямить спину, поправить растрёпанную чёлку. Но как бы она не старалась, сейчас её внешний вид оставлял желать лучшего - над губой запеклась кровь, взгляд мутный, проступили рёбра и лопатки.
Ларго беспокоился, но был чертовски восхищён проделанной работой. Это не могло не радовать, и, превозмогая боль, львица широко улыбнулась.
- Я в порядке, душа моя. Рада, что ты оценил моё шоу, и надеюсь, что все твои планы обретут успех, - голос её звучал тихо-тихо. Она снова позволила себе улыбку и коснулась лбом могучего плеча.
- И я с удовольствием проведу с тобой остаток ночи, ты же знаешь.
Следующий шаг дался Бриз с трудом, ей пришлось остановиться. Во рту возник металлический привкус, а грудную клетку поразил спазм. Сильно зажмурившись, львица откашлялась собственной кровью, а через мгновение силы и вовсе покинули молодое тело.

Открыв глаза, Бриз увидела чёрную пустоту. Где-то вдалеке слышались голоса, но никого и ничего не было видно.
"Что за чёрт?! Это сон или настоящее? Нет, я не чувствую боли и могу идти. В чём же дело? Что это за место? Там голоса, вперёд! Что? Почему так мокро? Не вода, а.. кровь? Как много крови.. Все лапы в крови. И я не могу говорить, это всё в моей голове! Направо? Слышу голоса. Туда! Какой ужасный запах, о боги. И холодно. Что происходит? Только не видение. Не хочу сейчас ничего видеть!"
Перед Бриз начали плавно вырисовываться фигуры. Мафия - все подчинённые Ларго и он сам. Лежит бездыханно. Рядом с ухом противно проскрежетало "Ты не успеешь никого предупредить. Не успеешь помочь. Это неизбежно"
Кошка не успела никак отреагировать - секунду спустя всё исчезло и наступила мёртвая тишина. Сердце бешено стучало в ушах, а дыхание замерло.
"Нет, нет, нет. Этого не будет, никогда! Это глупый сон и только. Вернись в настоящее!"

Душно, по-прежнему нечем дышать. Шумные джунгли окутало сумраком. Рядом он - Ларго. Живой и так беспокойно смотрит! Бриз резко поднялась и взволнованно прохрипела:
- Сколько?! Сколько я была в отключке?

+3

4

Редко, с огромной неохотой, но Ларго все же признавался себе в том, что он ужасно привязчив. Несмотря на все его попытки быть сдержанным, холодным, творить зло, свершать интриги - он все еще не разучился любить кого-то, дорожить, заботиться, оберегать... С тяжестью и снисхождением он говорил себе о том, что умеет любить. Принимал свои слабости и год за годом старательно выстраивал вокруг себя образ нерушимого гиганта, связавшись с которым, любой пожалеет.
Джунгли начинали темнеть, шаги Бриз, казалось, становились все тяжелее - лигр с нескрываемым волнением бил хвостом по бокам. Его страшила мысль о том, что за такой подарок саванне львица может расплатиться чем-то большим, чем просто головной болью и усталостью, например.
Мотнув массивной головой, Ларго прогнал дурные мысли из головы и, когда чародейка обратилась к нему, улыбаясь, мягко, с уважением улыбнулся в ответ, собираясь, было, сказать о том, как он ценит ее верность и лояльность к его делу, как вдруг почувствовал: что-то не так. Словно мрачные тени сгустились над Бриз, захватили ее, облепили тело со всех сторон. Она, кажется, потеряла сознание.
Подорвавшись, черный едва успел подхватить львицу, смягчив ее падение, подставил загривок и плечо. Он понимал, что виной такому состоянию была действительно сложная афера. Признаться, когда они с Бриз только шли в саванну, он не до конца был уверен в том, что Бриз удастся пригнать такой шторм. Все-таки, от джунглей, от блаженного моря, было очень далеко. Однако... Бриз была великолепна и справилась как нельзя лучше: пока та творила магию, ощущение которой витало в воздухе, электричеством, мелкими искрами игралось в шерсти, зарождался настоящий природный катаклизм, аномалия. Он смотрел на нее в изумлении и восторге, с нескрываемым азартом представлял: какого это, иметь такую силу.
"Большая сила всегда требует жертв. Ничто и никогда не берется из ниоткуда" подумал лигр пока, с трепетной осторожностью, подхватывал Бриз так, чтобы уместить ее у себя на спине. По сравнению с ним она была хрупкой, небольшой, очень легкой. Поддев ее, устроив на спине, Ларго медленно двинулся в сторону бухты, решив не ускорять шаг - ночная мгла, духота и влага охватывали зеленые заросли, создавали атмосферу вязкости, словно лигр брел средь болотистых топей.
"В бухте ей станет легче. Там свежий ветер, рядом море, которое Бриз так любит. Ведь не зря она живет рядом с ним" едва задумавшись, Ларго вдруг вспомнил как впервые увидел чародейку. Она стояла на песчаном берегу, свободная, гордая, радостная. Волны бились рядом, целуя ее лапы, челка развивалась, а соленые брызги красиво сверкали на солнце, облепив ее тело.
- Тише, тише... - Голос Бриз прорезал тишину и лигру пришлось отвлечься от своих воспоминаний, старательно выровнять лопатки, чтобы львица не упала с его спины - Пару минут, не больше. Я несу тебя в Бухту и заранее не разрешаю тебе идти самой - Лигр, усмехнувшись, чуть прибавил шагу - проход меж скал, ведущий к голову мафии, был уже близко.

>>> Бухта

+2

5

От попытки привстать снова замутило, а потом Бриз поняла, что вовсе находится на спине Ларго. Скосив глаза вниз, она жадно начала глотать воздух и невольно вцепилась когтями в загривок спутника.
- Прости.. - пропищала кошка, плотно зажмуривая глаза. Почему-то ей казалось, что она находится на страшной высоте, и ощущение внезапного падения не покидало сознание. Ларго сообщил, что забвение Бриз длилось всего пару минут. Это плохо. Правда плохо. Будь это простой сон, Бриз провалялась хотя бы пару часов. Но не минут, нет. Это было видение.
По телу прошла ощутимая дрожь, львицу передёрнуло будто от холода. А может, это духота начала отступать? И действительно, пересилив себя и открыв глаза, Бриз заметила, что джунгли погрузились в тень. Привычный ветер защекотал гриву, скользнул по лапам, шее и спине. Стало почему-то легче - Бриз выровняла дыхание. Однако сердце ещё отбивало шальной ритм в груди.
Ларго прибавил шагу и осведомил о том, что направляется к Бухте. Что ж, там, в просторных, уютных каютах, есть возможность оправиться после всего, что произошло.
Видение. Мысли об этом ни на секунду не покидали Бриз, и она время от времени прикрывала глаза, силясь вспомнить детали. Может, она что-то пропустила? Может, это сознание решило сыграть злую шутку в отместку за потерянные силы? Голова загудела от такого большого количества мыслей. Виски заныли, и львица опять зажмурилась.
"Нет, это не видение. Но.. как объяснить те запахи и прочие ощущения? И этот скрипучий голос.." Снова передёрнуло, и Бриз прижалась к Ларго сильнее. Как же хорошо, что он рядом и, самое главное, живой. От него исходит тепло, такое приятное, согревающее. А как он пахнет! Бриз зарылась носом в его загривок; низ живот приятно кольнуло.  Отныне, чародейка приложит все свои силы, чтобы защитить тело и душу своего возлюбленного.
Тем временем повеяло солёным воздухом. Бухта уже рядом.

Бухта

+2

6

Мокрая шерсть, темнота и крики ночных птиц. Микаса быстро двигалась по знакомым тропкам, петляя между деревьями и принюхиваясь. Она надеялась перехватить Ларго по пути к дому, но не успела - на тропе, по которой он обычно ходил, было пусто, да и след его, на пару с Бриз, был не свежим. Зацепившийся запах сохранился в воздухе, но уже исчезал, уступая место другим ароматам, более резким и неприятным, как например, запах окапи, недавно промчавшейся мимо деревьев и оставившей кучку навоза под дальним деревом с раскидистыми, покрытыми лианами, ветвями, или смрад обезьян, тучной кучей перебиравшихся недавно из сердца джунглей к водопадам.
Прибавив шагу, пантера еще пару раз успела обернуться, замереть и прислушаться - какое-то неприятное волнение преследовало ее после встречи с той странной самкой у реки. Едва ли Микаса хотела узнать, что значит ее поведение, но мысль о том, что черная могла преследовать ее не покидала и даже раздражала - пантера не собиралась брать попутчиков. Впрочем, факт того, что пройдя много километров по воде, запах в которой остаться не может, успокаивал Микасу, ведь та знала, что после водопада ее невозможно будет отследить.
Надеюсь, все в порядке с Ларго и Бриз. Прибавив шагу, пантера перешла на бег и, плавно и тихо двигаясь среди ночных джунглей, все ближе подбиралась к дому, с нежностью думая о том, как же здорово будет оказаться на палубе, увидеть Фоши, вечно недовольного и хмурого, поговорить с Ларго и рассказать ему о странной встрече сегодня у реки...
Добежав до привычного ей места, пантера молниеносно перешла на движение по ветвям - черное тело вскарабкалось вверх по стволу, напряглось всеми мышцами, вытянулось и потом, съежившись обратно, заработав конечностями, оказалось на продолговатой, плотной ветви. Двинувшись по игриво закручивающимся ветвям, минуя лианы, мешающие на пути, маневрируя между деревьями и, будто шутя, забавляясь, меняя каждый раз траекторию и высоту бега, Микаса очутилась возле скалистого склона, взбираясь по ветвям все выше и выше, а после, перемахнув через одну из крупных крон, прорвавшись сквозь листья, уже оказалась почти в заводи.

>> Бухта

Отредактировано Mikasa (2018-02-02 19:00:58)

0

7

---- Островок
Азула неспешно брела сквозь джунгли. Шла, не разбирая дороги, не раздумывая над направлением. Мысли ее были далеко, однако тело о реальном мире не забывало. Кошка ступала мягко, не задевая окружающий ее кустарник. И стараясь создавать как можно меньше шума.
Островок остался далеко позади. Прошло немало времени, и львица успела полностью успокоиться, отложив пережитое на полочку занимательных воспоминаний. Однако все произошедшее никак не желало покидать ее мысли, и Зула возвращалась к странной парочке снова и снова.
Вернее, к белошкурой. Ларго, хоть и нес с собой истинную опасность, Азулу мало беспокоил. Он выпадал из ее сферы интересов, ибо под критерии жертвы не подходил. В то же самое время и врагом он не являлся. Несомненно, если их с лигром интересы вновь столкнуться, он будет их отстативать. Но специально преследовать каннибала не станет.
Вот и относилась к нему Зула, как к стихийному явлению, на которое повляить сама никак не могла.
Другое дело его подопечная. Игрушка – в этом нет сомнений. Но игрушка нужная, возможно, пока любимая. Бедная влюбленная девочка. Наверняка без ума от Ларго, мнит его непогрешимым. И тот, возможно, на ее глазах старается соотвествовать.
Азула не могла всего этого осознать. Она никогда не была такой… осознанно слабой. Поведение белошкурой  провоцировало окружающих стать на ее защиту. Осознает ли это юная львица? Сила слабости – занятное явление.
Это и притягивало львицу. Ей хотелось побольше узнать об этом чувстве, может, прочувствовать самой. Азула была очарована юной львицей, особенно после того, как узнала о ее покровителе. Недоступность делала незнакомку еще более привлекательной. И Темношкурая была почти уверена, что вскоре сама будет искать встречи со своей новой знакомой.
Это было почти влюбленностью, если бы оное чувство не было тесно связано с голодом.
Азула не умела любить – в обычном смысле этого слова. Страсть и увлеченность всегда поражали томительную, сосущую пустоту в желудке. Объект симпатии был для львицы столь желанным, что она редко могла удержаться от того, чтобы не пустить ему кровь.
Она любила своих сестер. Особенно ту, что съела.
Пришлось ей испытывать  самое настоящее увлечение в пору юных своих лет. В самом начале своего пути, как одиночки, она повстречала премилого льва. Он был действительно мил – недавний подросток, только начинавший самостоятельную жизнь. Наивный симпатяга, с каким-то сверхъестественно – добродушным взглядом на жизнь. Он даже у добычи своей просил прощения, когда убивал ее. Считал, что таким образом искупляет свою вину за причинённые страдания.
Занятная философия этого добряка привлекла Азулу. С таким мировоззрением самка еще не сталкивалась. Они подружились, потом дружба стремительно переросла в симпатию, а затем и голос природы повлек их к продолжению рода. На протяжении всего этого пути Зула с трудом сдерживала себя. По мере того, как симпатия перерождалась в страсть, голод становился практически неодолимым.
Порою, львы дурачились. И практически всегда Азула пускала своему самцу кровь. Кусала сильно, после оправдываясь, что увлеклась. Тогда львица еще не боролась с собственной природой, полагая, что сможет себя контролировать. Но голод телесный и душевный давно слились в ней воедино. Самка не могла этого понять, сопротивлялась и лишь оттягивала неизбежное.
В общем, когда отношения достигли апогея, Зула уже не могла с собой совладать. После спаривания она набросилась на того, кого до этого называла своим возлюбленным.
Он еще не пришел в себя после телесной близости. Не был готов, что дама его сердца поведет себя, как самка богомола. Наверное, непривычное ее поведение полностью выбило льва из колеи и он даже не сопротивлялся, когда Азула раздирала ему горло. Потом боль привела его в чувство, но было уже слишком поздно.
Он  не произнес ни единого слова перед своей смертью. Верно, и не мог из-за разодранного горла. Зула же…
В общем, опомнилась она, лишь порядком обглодав свою добычу. Сытый желудок вернул ей рассудок. Она стояла и смотрела в остекленевшие глаза  мертвого льва и понимала, что любовь исчезла из ее сердца. Она утолила голод, и добряк, так много значивший для нее до этого, стал лишь новым звеном в цепи жертв львицы.
Кровь смыла все чувства. Азула подумала, что стоит попросить прощения. Но мысль эта показалась ей тогда очень забавной и вместо прощальной речи они лишь тихо рассмеялась. А потом ушла, уложив воспоминания обо всем произошедшем на полочку памяти.
Сейчас вот вспомнила. Да, молода бы, наивна. Все гадала потом, будут ли львята. Должны были быть. Но время шло, а тело Азулы не менялось. И самка тогда предположила, что бесплодна.
Воспоминания эти казались львице блеклыми и далекими. Она постаралась вспомнить имя того льва, но не сумела. Впрочем, что эта встреча принесла ей много новых знаний о себе самой – это факт. Она научилась жить в ладах с самой собой, и если увлекалась – то не пыталась преградить дорогу собственному голоду.
Так что выслеживать парочку она не спешила. Успеется.

+3

8

игра персонажей Азула, Ларго и Мива ведется в разных частях локации, далеко друг от друга.

Хмурость, усталость, злоба. Ларго тщательно спрятал их внутри, под тяжелый амбарный замок. Азула все еще была проблемой от которой нужно было избавляться. Мива все еще висела камнем на шее. Чтож, хотя бы удалось разойтись без лишней возни - еще пара "удачных" фраз от любительницы играть на морали и этике и лигр не сдержался бы. И наплевать, что потом придется объяснить Гулле, почему он решил разодрать его дорогую подружку, и наплевать, что Мива познакомиться с жестокой стороной его натуры гораздо раньше, чем хотелось бы.
"Конечно же, она не идиотка. Понимает, что я не могу быть добрым и пушистым. Возможно догадывается, зная, что мы знакомы с ее убийцей о том, что и я могу быть таким же. Но тем не менее, она все еще тут, со мной"
Джунгли начинали просыпаться. Лигр чувствовал раздраженную усталость. Шел, время от времени прислушиваясь - не следит ли за ними кто-то. Ему не хотелось давать Азуле лишней информации, итак достаточно было того, что она залезла ему в ящик с личными вещами и изрядно покопалась там, увидев Миву.
Остановившись напротив крупной грязной лужи, Лигр, глянув на Миву, усмехнулся.
- Ныряй - И, сделав шаг, зашел в грязь, тут же измазавшись в ней и смотря на белоснежную львицу с ухмылкой - Если хочешь спрятаться, нужно уметь перебить или хотя бы ослабить свой запах. Грязь - не плохой помощник в этом деле.
Выбравшись из лужи, Ларго, преодолев желание отряхнуться, подождал, пока Мива проделает то же самое, а после, вздохнув, закрыл глаза, опуская голову низко-низко к земле и прислушиваясь. Он и сам не знал зачем слушает, почему пытается сделать невозможное - услышать все. Почему его, черт возьми, так трясет внутри от злобы и не пролитой крови?..
- Закончила? Идем дальше - Позвав за собой львицу, Ларго двинулся дальше, огибая деревья и стараясь идти вдали от мест, где можно было бы зацепиться телом за окружающие растения - Мы идем домой.
Домой... Станет ли бухта ей домом? Для него, признаться, мафия была всем. И хотя Ларго еще не знал этого, но за каждого, кто находился в бухте, он готов был убить или, даже больше, умереть. Он не признавался себе в этом, не хотел быть честным с самим собой, однако же прекрасно понимал, почему выбрал своей семьей самых сильных и умных, по его мнению, представителей в джунглях.
"Почему внутри такая пустота?" на миг, в голове лигра послышался тоскливый, не принадлежащий никому конкретному голос, который Ларго, поспешив выбросить из головы, перебил фразой, адресованной к Миве
- Ты должна научиться прятаться и защищаться. А если не защищаться, то убегать. Убежать не значит проиграть, Мива. Порой,
это мудрое решение, потому что побеждает тот, кто остается жив.

+1

9

Почему это случилось именно с ней? Почему все это зло, все беды и все несчастья, что обрушились на нее, случились именно с ней? Ларго никогда не говорил ей однозначно о том, что случилось с ее семьей. Спросил лишь, желает она знать все, или ему ограничиться и не раскрывать детали. Тогда, Мива попросила ответить его предельно мягко и он сказал, что мама с сестрой в другом месте, уже не в прайде. Наверное, этой фразы, брошенной так давно, было достаточно для того, чтобы Мива перестала однажды мучиться и терзаться. Ей нужно было чье-то веское слово, указание к действию, и Мива его получила, а после, надолго успокоилась. Однако же, сегодня, после встречи с львицей, что оставила ей неизгладимый шрам в памяти, Белая вновь серьезно задумалась о том, насколько многого она не знает. Насколько опасен и жесток мир на самом деле, если вдруг какая-то знакомая Ларго львица просто решила убить ее, причинить ей вред.
"Сумасшедшая" подумала Мива, едва поспевая за лигром в джунглях - он был гораздо крупнее и шаг у него, разумеется, был шире, отчего львице приходилось быстро переставлять лапы и иногда заплетаться в них "Ларго назвал ее имя и отпустил ее. Отпустил потому что..." В памяти доносились обрывки фраз, которые Мива едва слышала, находясь у выхода в, некогда, свое убежище. Она вспоминала звонкую надменность и усмешку в голосе лигра, которая, как это ни странно, не отталкивала и, при этом, наигранную слащавость и миролюбивость той львицы, имя которой ей не хотелось произносить. Оно, словно металлический штырь, вошло в мозг с болезненной пульсацией и, при каждом его упоминании, Белой хотелось выпустить когти и царапать ими землю, ворошить тело почвы и терзать его. Был ли это страх? Она еще не понимала. "Правда в том, что Белоснежная достаточно умна и способна постоять за себя, а кровь на твоей морде лишь подтверждение тому..." Слова Ларго, приятным теплом разлились в голове и львица не сдержала улыбки и слез. Он прав. Он тысячу раз прав! Она жива не потому, что лигр подоспел вовремя, хотя конечно же, поэтому тоже, но потому, что сумела дать отпор, оттягивала неизбежное. Потому что ей хватило ума не называть своего имени, не раскрывать карт. Хотя эта львица и знала откуда-то Ларго, и даже пыталась играть на его чувствах. Правда, что хуже... Она пыталась обернуть ситуацию против нее самой, против Мивы. Если бы Ларго не знал, кто такая Мива и кто такая эта львица, все могло бы выйти иначе...
Всплывшая в памяти, ощерившаяся морда, крики о том, будто Мива убийца... Львица затормозила и, сжавшись всем телом, замерла, после чего неловко шмыгнула носом, собираясь с мыслями и пытаясь успокоить себя. Сейчас, когда адреналин уже не бурлил в крови, когда сознание не было в режиме экстренной работы, она могла вспомнить все происходящее в деталях и поэтапно, а потому, когда дело дошло до фразы "Со сценарием ты, конечно, села в лужу", Мива не сдержалась и тихо захихикала. Как, должно быть, неловко оказаться на месте того, кто считал себя самым умным в ситуации, а в итоге оказался с ничем. А ведь Ларго... Он пощадил ее. Он не стал убивать ее. Хотел ли?.. Убила ли она сама эту львицу? Смогла бы?..
Из-за череды рассуждений, Белая даже не заметила, как они остановились, а потому, врезавшись в бок Ларго, быстро и удивленно осмотрелась по сторонам. Увидев лужу, в которую лигр с завидной бодростью окунулся, она сперва поежилась и наморщила нос, но Ларго сказал делать как он и, поспешив исполнить сказанное, львица искупалась, запоминая наставление Ларго. Признаться, она любила учиться. Не так, как тогда, когда была маленькой и жила с матерью, а так, как это делала она с Ларго. Он показывал ей трюки, иногда что-то рассказывал, редко объяснял почему происходит так, а не иначе...
- Домой?.. - Мива вдруг затормозила и, посмотрев на лигра удивленным взглядом, помотала головой - Я не хочу возвращаться в прайд.  А еще, я хочу знать... То есть, наконец-то хочу полностью узнать... - Замявшись, Мива стиснула зубы, сделала шипящий, глубокий вдох и, наконец, проговорила, смотря на Ларго с ужасной смесью тоски и надежды в глазах - Мама и Рэйн... Они ушли очень далеко? И никогда, никогда не вернутся?..
Спустя месяца, Мива наконец-то признается себе в том, что она давно уже знала, что значит "навсегда уйти в другое место". Она знает это и сейчас, но не решается произнести этого, будто бы сказанное может сделать ее домыслы реальными. Это был один из первых уроков о самообмане, который она усвоила "до тех пор, пока ты не скажешь правду вслух, она никогда не станет для тебя правдой". Возможно, так же поступил Ларго, когда говорил такой львице, что Мива жива из-за собственного ума.

+2

10

За все годы, прожитые Ларго среди других, в обществе себе подобных, его почти всегда удивляла одна вещь: как так выходило, что многие обижались на ложь, но при этом, не способны были принять хоть какую-то правду? То есть, выходила следующая, дурная и мерзкая схема: ты лгал, зная, что ложь, будучи раскрытой, будет обругана, однако же до тех пор, пока этого не случилось, она принималась как самая сладкая истина. Если же тебя просили говорить правду и ты говорил, правда становилась чем-то из ряда вон, чем-то болезненным, обидным и, в любом случае, ты становился обидчиком и козлом отпущения. Так выходило, что Ларго пришел к выводу, будто бы врать, все-таки, лучше. Точнее, не совсем врать, а находить тонкую, зыбкую грань между истиной и ложью, между абсолютной ясностью и тенью тайны. Таким образом, выходило сохранить себе нервы, а так же, во многом, общение с другими.
С Мивой он не хотел юлить, однако, приходилось. Недоговаривать, представлять истину менее жестокой, чем она есть. Лигр понимал, что львица все прекрасно чувствует, что ее интуиция подсказывает ей, будто бы он не до конца рассказывает о чем-то, укрывает что-то, однако надеялся на ее благоразумность. С одной стороны, у нее, кроме него, не было никого. С другой стороны, у него кроме нее, знающей его заботливым, искренним и веселым, тоже никого не было. Так и выходило, что до сегодняшнего дня, Маршал хранил те самые слова о родных Мивы, где-то глубоко внутри, словно боясь, что правда обожжет сердце львицы, заставит ее чувствовать себя несчастной и потерянной, одинокой и опустошенной.
- Нет - Тихо и хрипло произнес лигр, качая массивной головой и, остановившись, придвигая лапой Миву к себе. Они оба были грязными, уставшими и переполненными чувствами, как плохими, так и странно-хорошими. Облегчением? Кто знает - Не вернутся.
Буря, которая могла бы родиться внутри льигра, была умело сдержана. Он молчал, прижимая к себе Миву крепко и уверенно, желая без слов объяснить ей, что он постарается всегда быть рядом с ней, постарается возместить ей то, что она вынуждена была потерять. В конце концов, на случай, если она вдруг будет винить себя, он сможет доказать, что она ничего не смогла бы изменить. Что порой есть вещи и события, над которыми мы не властны, что самый большой идиот тот, кто верит в собственное всесилие, и что он, Ларго, никогда не винит себя в том, что от него не зависит, хотя и сожалеет о случающемся. Так, наверное, он сожалел бы о ее гибели, мстил бы, однако не винил себя в случившемся. Просто потому, что у каждого есть воля. В его силах было лишь попытаться на нее повлиять.

Помолчав так какое-то время, лигр, наконец отпустив Миву, посмотрел на нее сверху вниз внимательным, долгим взглядом, а после ответил
- Мы идем в место, которое станет для тебя домом. Обещаю.

>> Бухта.

0

11

Наверное, уже никогда Мива не станет такой, какой была прежде. Сегодняшняя ночь перевернула весь ее мир, обагрила его кровью первого настоящего врага, желавшего ей смерти просто так, из плотского желания убить и насытить желудок. Теперь, для нее не осталось тайн от самой себя, не осталось вопросов, которые она не смогла бы задать самой себе. Стала ли она чуть взрослее? Возможно. Но совершенно точно, она очнулась, словно ото сна. Отныне каждый миг она ощущала по-новому, совсем иначе, остро и изумленно, словно окружающее ее пространство было чем-то совершенно новым, неизведанным. Теперь она знала, что ее жизнь, по-настоящему, только начинается и более ей не придется прятаться в собственном коконе отрицания и иллюзий. Быть честной с собой. Быть собой. Быть.
В объятьях Ларго она успокоилась. Скопившаяся внутри, терзающая ее сила страха отступила, утихла и растворилась в тепле объятий того, кому она, несмотря ни на что, будет всегда благодарна за случившееся с ней перерождение. Каким бы жестоким и сложным ни был Ларго, сколько бы меж ними не оказалось различий, она будет любить его, как друга, как отца, как мужчину. В нем, и только в нем, до последнего своего вдоха, она будет видеть самую большую силу на свете и самого мудрого учителя. И пусть между ними все не так однозначно и просто, как хотелось бы, ее это никогда не будет смущать.
Помолчав, отстранившись от лигра, она наконец-то нашла в себе силы улыбнуться и, после, кивнуть.
- Пойдем домой, Ларго.

>> Бухта

0

12

Треволнения этого дня давали о себе знать. Воспоминания о давно прошедших днях оторвали Азулу на какое-то время от реальности, заставив потерять ход времени. Но когда львица вновь обратила внимание на свое окружение, она вдруг осознала, что порядком устала.
Самка оказалась рядом с раскидистым древом. Широкая крона гиганта простиралась на несколько шагов, а густая листва практически не давала шансов солнечным лучам пробиться к земле. Заросли отступали прочь от могучего ствола и лишь хилая травка пробивалась кое-где через толстый ковер опавшей листвы.
Львица с интересом пробежалась взглядом по шершавому стволу вверх, где ветви терялись среди широких листьев. Хорошее место,чтобы передохнуть. И будь Азула леопардом - обязательно попыталась бы взобраться вверх и устроиться на толстых нижних ветвях. Это обезопасило бы ее от угрозы с земли. Той, что не умеет карабкаться вверх, разумеется. Таких в джунглях тоже хватало.
Но когти Зулы не были столь остры, чтобы позволить ей преодолеть подъем. Так что львица решила устроиться рядом с теплым стволом, облокотившись на него спиной. Предварительно, конечно, она обнюхала местность, но ничего подозрительного не обнаружила. Прилегла, повернула морду к зарослям и прикрыла глаза.
Спать не собиралась - лишь немного полежать, дав отдых лапам. Однако через некоторое время львица незаметно для себя провалилась в чуткий сон. Уши ее слегка подрагивали - верные стражи львиной безопасности. Стоит чему-либо измениться - и они предупредят свою хозяйку, мигом вернут ее к реальности.
Мысли Азулы текли медленно, становились все более бессвязными. А вскоре и вовсе утратили степенность, позволил львице окунуться в царство сновидений.

0


Вы здесь » TLK - Бесконечная история » Джунгли » Джунгли